Добавить в закладки
X

Последние новости России и Мира » Новости » Аналитика » «Спецназ» Древней Руси

«Спецназ» Древней Руси

Опубликовано: 15 июля 2011
Функционал




«Спецназ» Древней Руси

 

«Есть такая судьба»

Ни для кого не секрет, что на начальном этапе распространения материалов КОБ в обществе среди её носителей доля офицеров, выходцев из военной среды и отраслей «оборонки» бросалась в глаза до такой степени, что породила политический миф: Концепция общественной безопасности — порождение спецслужб, их особо закрытый проект.

Беззаботности на то, чтобы произвести и распространить этот миф у многих сторонников КОБ хватило. И в этом мнении они[1] ничем не отличаются от противников КОБ. А вот на то, чтобы понять, почему на начальном этапе в среде приверженцев КОБ выделялись военные и люди, так или иначе связанные с военно-промышленным комплексом? что этому сопутствует в жизни? — об этом приверженцы КОБ думать не хотели в прошлом и не хотят ныне.

Есть такая судьба защищать Правду Божию и Родину[2]. В силу этого на протяжении всей истории России люди становятся воинами, в наши дни — офицерами и обретают профессию «Родину защищать». И хотя не все офицеры таковы, но с точки зрения тех из них, для кого служба — самоотверженная жизнь и дело защиты Правды и Родины, а не своекорыстная выслуга лет для получения пенсии, всё то, что произошло в 1985 — 1991 гг., эквивалентно тому, что произошло летом 1941 г. А «защищать Родину» — включает в себя и принимать первый бой по своей инициативе под свою ответственность, когда все (включая и высшее руководство) «спят» или дезорганизованы, а агрессор имеет подавляющее превосходство и нагло прёт; и если не принять и не выдержать первый бой, то потом Родину как воплощение Правды Божией, не вынести в будущее из самых страшных катастроф, в которые она попадает исключительно потому, что люди, в ней живущие, уклоняются от Правды Божией.

 

«Непреклонно защищать Правду Божию и Родину»

 

Выход из катастроф, не только военных, начинается с мобилизации ресурсов и создания стратегической обороны. В Русском духе — духе многонациональной Русской цивилизации эту задачу на протяжении всей памятной истории решает специфическое ядро эгрегора преодоления катастроф (включая и военные катастрофы), которое принимает управление делами на себя в результате краха всякого иного управления и самоуправления в обществе.

Алгоритмика этого узкоспециализированного ядра эгрегора преодоления катастроф носит характер анализа отношений и управления через отношения внешними по отношению к ядру процессами. И это ядро кроме заданности цели «непреклонно защищать Правду Божию и Родину» почти что не имеет какого бы то ни было иного содержания.

Вследствие того, что это ядро почти что не имеет содержания, оно, объективно пребывая в эгрегоре Руси, обладает двумя специфическими свойствами:

  • оно почти невидимо, поскольку выявление отношений (тем более не активизированных) — дело более тонкое, нежели выявление и анализ содержания;
  • его алгоритмика легко стыкуется с алгоритмикой иных эгрегоров, управляя их содержанием в соответствии со своей очень простой системой основных управленческих категорий, которые можно охарактеризовать так:
    1. воздействующая на Родину опасность: в истории это большей частью — враг-завоеватель, а так же тупые (в смысле бездумные) орудия врага или помеха;
    2. факторы, власть над которыми устраняет как саму опасность, так и воздействие её поражающих факторов: в случае военных действий это — объекты и субъекты врага, утрата которых делает для него войну неприемлемой;
    3. то, что не представляется возможным защитить в процессе преодоления катастрофы: в случае военных действий — «трава на поле боя»;
    4. ядро устойчивости эгрегора преодоления катастроф координаторы и специалисты: по отношению к военным катастрофам это — воины поля боя, оружейники и прочий тыл, руководители фронта, руководители тыла, координаторы фронта и тыла[3];
    5. ресурсы (включая и людские), подлежащие мобилизации и использованию в процессе устранения опасности и воздействия её поражающих факторов: в случае войны — все средства воздействия на врага и его подавления и уничтожения;
    6. ресурсы, подлежащие безусловной защите и охране от воздействия на них опасности и её поражающих факторов: в случае войны — подлежащие защите и охране от воздействия врага.

«Вплоть до самопожертвования»

 

Этот эгрегор, как и все прочие эгрегоры в толпо-“элитарном” обществе, работает как запрограммированный автомат помимо воли людей, исполняющих в его алгоритмике те или иные роли (функции), хотя люди способны изменить алгоритмику и его, как и всякого эгрегора, порождённого обществом. И он охватывает все шесть приоритетов обобщённых средств управления / оружия, которые оказываются развиты в культуре ко времени его активизации в ходе той или иной природной или социальной катастрофы.

Всё, что основательно либо по ошибке отнесено его алгоритмикой к категории № 1 — подлежит нейтрализации или уничтожению в соответствии со стратегией, характер которой определяется с одной стороны — характером и мощью воздействующей опасности (в частном случае, — врага), а с другой стороны — ресурсами, подвластными этому эгрегору.

Всё, что отнесено к категории № 3, может уничтожаться в ходе преодоления катастрофы (в частности, в ходе боевых действий это — «трава на поле боя»), если это не удаётся сохранить по тем или иным причинам.

Всё, что отнесено в алгоритмике эгрегора к категории № 4 — ядру устойчивости, — не имеет никаких иных прав, кроме Права, тождественного священному долгу, защищать Правду Божию и Родину в русле действующей алгоритмики этого эгрегора в конкретных исторически сложившихся обстоятельствах — этому жесточайшему критерию «кадровой политики» эгрегора отвечают далеко не все признанные толпо-“элитарным” обществом профессионалы-политики и профессионалы спецслужб и военного дела, но ему же отвечают и некоторые лица, которые не имеют никаких явно видимых признаков принадлежности к среде управленцев, среде спецслужб и военной среде. В этой категории каждый должен быть готов к тому, чтобы хоть в одиночку, хоть в организованных порядках в любых предъявленных жизнью условиях проявить себя предельно эффективно в алгоритмике этого эгрегора вплоть до самопожертвования. Неспособность освободить свою алгоритмику психики от власти мнения «что я один могу сделать?»[4] (в военно-прикладных аспектах — «один в поле не воин…») — надёжнейшая защита от проникновения в это ядро субъектов, чуждых и ему, и Праведному долгу человека быть наместником Божиим на Земле.

Всё, что отнесено к ресурсам, подлежащим мобилизации и использованию в преодолении действующей опасности и её поражающих факторов, вовлекается ядром устойчивости в разнородные процессы на основе принципа «подчиняйся и подчиняй других», что обеспечивает устойчивый автоматизм выработки и проведения в жизнь стратегии преодоления катастрофы, в том числе и стратегии победы над врагом. Те, кого алгоритмика эгрегора относит к этой категории, имеют право саботировать принцип «подчиняйся и подчиняй других», но в результате такого саботажа они переходят в категорию № 1 (опасность, её факторы воздействия; враги, тупые орудия врагов и помехи) или в категорию № 3 — то, что невозможно защитить в сложившихся обстоятельствах (в случае военных действий — «трава на поле боя»).

Всё, что отнесено к ресурсам, подлежащим безусловной защите и охране от воздействия на них опасности и её поражающих факторов, обладает наивысшей значимостью, поскольку после организации стратегической обороны и последующего преодоления природной или социальной катастрофы (победы над врагом) именно они должны обеспечить развёртывание всей полноты и разнообразия жизни в новом качестве спасённой Родины. Однако в каких-то ситуациях категории № 6 и № 2 могут совпадать по своему составу полностью или частично.

 

«Подчиняйся сам и подчиняй других»

 

Видение этой алгоритмики с учётом специфики военных конфликтов в истории толпо-“элитарного” периода жизни человечества даёт ответ на вопрос: “Почему именно военные и связанные с «оборонкой» люди в начальном этапе распространения КОБ выделялись среди её носителей?” Потому, что:

  • КОБ была воспринята алгоритмикой ядра устойчивости эгрегора преодоления катастроф Руси в качестве оружия — средства воздействия на врага.

    При этом безсодержательной алгоритмике этого эгрегора до содержания КОБ «не было никакого дела» — не всякий воин обязан знать, как устроено и производится оружие, которым он разит врага — главное, чтобы воин мог применять это оружие, а враг был бы достаточно беззащитен против него. КОБ этому требованию отвечала даже в первых фрагментарных редакциях её материалов в конце 1980 х гг.

  • В СССР в среде военных и связанных с «оборонкой» было относительно больше людей, входящих в этот эгрегор и его ядро устойчивости в качестве действующих координаторов и специалистов или людских ресурсов, подлежащих мобилизации и использованию, нежели в остальном обществе, поскольку состоявшиеся военные и «оборонщики» уже успели отчасти реализовать в выборе своих профессий свою судьбу — защищать Правду Божию и Родину.

Но то обстоятельство, что военных и выходцев из военных кругов, «мобилизованных» в описанной выше алгоритмике эгрегора преодоления катастроф, на первом этапе распространения КОБ среди её приверженцев было относительно много, то это и придало ему специфику, которая неуместна на том этапе, в который мы вступаем ныне.

Дело в том, что сдерживание разразившейся военной катастрофы и организация стратегической обороны требуют высокого быстродействия системы в наращивании её эффективности. Отсюда и принцип «подчиняйся сам и подчиняй других», лежащий в основе начала деятельности ядра устойчивости этого эгрегора и в алгоритмике защиты Правды Божией и Родины, не являющийся выражением вседозволенности, порождающей толпо-“элитаризм”[5].

В основе же приобщения личности к ядру устойчивости эгрегора преодоления катастроф лежат её нравственно-психологические особенности и, прежде всего, — задатки, которые проявляются ещё в детском возрасте. Вследствие этого, в зависимости от наличия того или иного набора личностных качеств, одни люди, сами того не ведая, оказываются под водительством или охраной этого ядра устойчивости эгрегора преодоления катастроф, а другие — оказываются вне этого ядра.

Одно из средств повышения быстродействия и эффективности — безцеремонное общение (в смысле отсутствия разного рода нежностей, деликатностей и «церемониального политесу»), в котором вещи и явления именуются предельно точно и кратко. Если процесс идёт под управлением на основе этого безцеремонного общения, то все, кто его поддерживают по принципу «подчиняюсь и подчиняю других», принимая безцеремонность и предельно точные и краткие наименования вещей, приобщаются к эгрегору и входят в алгоритмику его деятельности в качестве его действующих координаторов и специалистов; те, кто начинает разводить дискуссии, выяснять отношения, требует деликатности, нежностей и «церемониального политесу» в отношении себя и других, — в лучшем для них случае расцениваются в качестве ресурсов, подлежащих охране, а в худшем — в качестве воздействующей опасности и её поражающих факторов, врагов, тупых орудий врагов, помех, «травы на поле боя», т.е. всего того, что подлежит нейтрализации или уничтожению в ходе преодоления катастрофы (в ходе боевых действий), или уничтожение чего никоим образом в алгоритмике этого эгрегора не порицается в конкретно сложившихся исторических обстоятельствах.

Как уже было сказано ранее, к вхождению в ядро устойчивости эгрегора преодоления катастроф в качестве его дееспособных участников готовы далеко не все. Но многие из тех, кто отвечает требованиям алгоритмики ядра этого эгрегора, в конкретных исторических обстоятельствах глобального толпо-“элитаризма” концентрируются в вооружённых силах, спецслужбах и «оборонке». А упрощённая военно-прикладная модель свойственного этому эгрегору безцеремонного общения выражена в разного рода воинских уставах и в воинской культуре в целом. Те, кто к этому не способны, либо не стремятся на службу в вооружённые силы, либо довольно быстро покидают ряды вооружённых сил.

Вследствие этого у тех, кто прошёл длительную службу в вооружённых силах, был весьма специфический круг общения, отличающийся от остального общества, и у них преимущественно развиты и активны навыки общения с себе подобными. На этих принципах распространение КОБ в обществе и осуществлялось на первом этапе силами людей, действующих в алгоритмике этого эгрегора: как принадлежащих к ядру устойчивости эгрегора преодоления катастроф, так и мобилизованных им людских ресурсов[6].

 

«ЕДИНЕНИЕ требует общения»

 

Но эти принципы оказываются непригодными для единения общества на основе КОБ потому, что единение требует общения не в специфическом кругу вовлечённых в этот эгрегор, предназначение которого выносить из катастроф Родину.

Единение требует свободного общения со всеми и каждым, знакомыми и незнакомыми, дабы люди изменились так, чтобы впредь Родина жила в Правде Божией без катастроф.

А у военных и выходцев из военной среды — в силу их образа жизни в прошлом — не выработалось навыков такого рода свободного общения со всеми и каждым, со знакомыми и незнакомыми, тем более под весьма специфической эгрегориальной опёкой, действующей как в отношении них самих, так и в отношении тех, с кем они должны вступать в общение в процессе единения общества на основе КОБ.

И это приводит к вопросу: что делать? Ответ, который толпо-“элитарное” общество в прошлом давало на этот вопрос в ситуациях, когда те, кто выполнил некое дело на одном этапе, не соответствовали требованиям последующих этапов, лежит в широком диапазоне: от уничтожить («революции пожирают своих творцов») до отправить в «почётную» ссылку, отстранив от дел.

Но любой вариант такого рода ответа лежит в русле алгоритма «Разделяй и властвуй!» и потому не обеспечивает единения общества, как того требует КОБ.

Кроме того, те, кто умышленно или невольно своими действиями или бездействием склонен дать ответ на поставленный вопрос в смысле традиций толпо-“элитаризма” (в диапазоне от «уничтожить» до «в почётную ссылку»), для начала должны узнать:

Ядро устойчивости эгрегора преодоления катастроф самó устраняется из текущего управления только по мере того, как в обществе активизируются и вступают во власть силы, способные обеспечить нормальное послекризисное управление, соответственно потребностям исторической эпохи. Иным способом устранить ядро устойчивости эгрегора преодоления катастроф из сферы общественного самоуправления невозможно.

Это означает, что, если недовольные деятельностью его представителей, проявляя активность в политике, бизнесе и т.п., не смогут дать жизненно состоятельный ответ на поставленный вопрос в смысле «Объединяемся и здравствуем!», как того требует наша эпоха, то в алгоритмике этого эгрегора у них есть шансы быть отнесёнными к категории № 1 (опасность для будущего, враги — помехи) и к «траве на поле боя».

Жизненно же состоятельный ответ на поставленный вопрос состоит в следующем:

Надо исполнить долг Любви по отношению ко всем тем, кто сделал для вас настолько много, что вы уже можете видеть их реальные, а не мнимые ошибки.

Для этого:

Приверженцы КОБ (если они сами не имитаторы и извратители КОБ, только на свой манер) обязаны развить в себе навыки свободного общения со всеми и каждым, знакомыми и незнакомыми настолько, чтобы прекратить “базар” и разрушительную персонально адресную как бы «критику», и пробудить в воинах тот потенциал, который не был востребован их прошлой жизнью.

Глава из аналитической записки
ВП СССР за декабрь 2003г.

[1] Хотя, уже зная КОБ, они должны понимать, что если бы спецслужбы СССР были способны произвести КОБ сами в атмосфере глубочайшей секретности, то перестройка в соответствии с КОБ как бы сама собой началась бы США, Индии, Китае, Японии, Европе, а потом охватила бы другие страны, а в самом СССР исчезла бы секретность и была бы информационно-алгоритмическая безопасность, и СССР стал бы образцом, наработки которого в разрешении проблем общества, науки, экономики, техники, технологий, и экологии, надо побыстрее перенимать.

[2] Род — древнеславянское имя Всевышнего Бога, Творца и Вседержителя.

[3] При этом по отношению к тем, кто входит в ядро устойчивости этого эгрегора, всё, что в культурах Востока и Запада выразилось как самураи, ниндзя, монахи-воины, иезуиты, ассасины, участники воинских орденов и братств, “элита” СС и самый крутой спецназ вооружённых сил или спецслужб, — представляет собой что-то подобное детским играм в песочнице в «казаки-разбойники»: конечно, если смотреть по итоговым результатам на эффективность, а не на эффектность действий.

Когда в разрушенной стране «крутой спецназ» ударом ладони проламывает железобетонные плиты, а накачанные верзилы — представители спецназов иных государств — в показательных поединках на встречах по обмену опытом, не понимая, что происходит, валятся как снопы от лёгкого прикосновения, казалось бы не способного свалить даже ребёнка, — это эффектно.

Но когда политики-агрессоры и работающие на них воротилы бизнеса и военачальники врага сами принимают и воплощают в жизнь самоубийственные для их планов решения — это эффективно. Но вопрос: “Почему и под воздействием чего они поступают именно так?” — для большинства не встаёт, даже в среде профессиональных аналитиков.

[4] Такого рода мнения представляют собой признания в атеизме. Один — действительно мало что может сделать. А один вместе с Богом — может сделать многое. В частности, Коран многократно характеризует Бога как помощника человеку, в частности: «Да! Бог — ваш покровитель. И Он — лучший из помощников!» (3:150); «… довольно в Боге помощника» (4:45).

[5] Какой может быть “элитаризм”, если начальные этапы полной функции управления в ядре устойчивости этого эгрегора преодоления катастроф принадлежат тем, у кого есть только одно право — по своей инициативе самоотверженно принять на себя, защищая других, воздействие поражающих факторов катастрофической опасности: в частности — принять смертный бой?

[6] Как реакция на это — жалобы и обвинения в адрес ВП СССР, КПЕ — вы идёте по нашим трупам, вы посылаете нас на вражеские амбразуры (и такие стенания в войне, где главное оружие — информация, а пулёмётная очередь в живот — и то чужой, только в фильмах!!!), а сами укрываетесь за нашими спинами и т.п. Однако, если видеть алгоритмику эгрегора преодоления катастроф Руси и ядра его устойчивости, обеспечивающего мобилизацию разного рода ресурсов, то понятно, что подобные стенания исходят от “мыслящей” «травы на поле боя» — от тех, кто хотел бы попасть в категорию «оберегаемые ресурсы», а защитником Правды Божией не является и стать им не желает. О таких есть анекдот:

Поймал мужик Золотую рыбку. Говорит ей: Хочу стать Героем Советского Союза (в бытность СССР носители этого звания пользовались почти что всеобщим уважением и имели разнородные преимущества и льготы). Рыбка в ответ: Хорошо — закрой глаза и открой. Закрыл — открыл: Рыбки нет, раскалённая степь, палит солнце, связка гранат в руках, гранаты на поясе, изрытая взрывами земля вперемешку с телами убитых, вражеский танк в пяти метрах ползёт прямо на него, а в голове судорожно бьётся одна единственная мысль: “Неужто посмертно?…”


11


Источник | Адрес этой страницы:



Расскажи в социальных сетях:


2
Нравится
2
Комментариев: (0), Опубликовал: Ражатый, Просмотров: 7411
Какие эмоции у вас вызвала публикация? (УКАЖИТЕ НЕ БОЛЕЕ ДВУХ ВАРИАНТОВ)
Возмущение Грусть Надежда Одобрение Отчаяние Радость Смех Страх Стыд Удивление Удовлетворение

Вы читали «Спецназ» Древней Руси

Предлагаем также ознакомиться с похожими материалами:
Самые читаемые материалы
Самые обсуждаемые материалы
Свернуть блок
Свернуть рекламу

Все новости | Новость «Спецназ» Древней Руси была опубликована в Аналитика, Статьи, Наследие, Славяне 15 июля 2011! Читайте свежие Русские Новости Славян на Мидгард.Инфо !
Свернуть блок
Свернуть комментарии



  • Вконтакте
  • Facebook

Информация

Важная информация для новых (не зарегистрированных) посетителей

Если вы впервые на сайте то вам необходимо:


Если ранее вы были зарегистрированы в социальных сервисах то вам необходимо:


Если вы зарегистрированы на сайте то: