Добавить в закладки
X

Мидгард-ИНФО » Новости » Авторское » Возвращение навигаторов. Часть2

Возвращение навигаторов. Часть2

Опубликовано: 12 сентября 2013
Функционал




 

Перун отгремел недолгой грозой и умчался с северным ветром. В синем окне посветлевших облаков, серебром сверкнула путеводная нить. Святогор поднялся вверх, коснулся её, и мир обратился в тишину. Не стало ни земли, ни звёзд, ни солнца, казалось, не стало его самого. 

 

 

- Путь открыт.

 

- Я возвращаюсь обратно

 

- Ты выполнил свой труд.

 

- Я хочу помочь…

 

- Ты волен выбирать.

 

И проявилось то, что должно было проявиться.

 

Волны океана, не знающего границ, касаются хрустальных бортов небесного корабля и резко срываются вниз, возвращаясь в бездонную утробу, чтобы, потом подняться вновь.  На острых гранях, переливаются разноцветьем, капли – искры, кажется: корабль стоит на радуге.  Святогор невольно засмотрелся на мистерию света и воды на хрустале.  

 

- Не пойму, зачем взваливать на себя эту ношу – раздался знакомый голос.  

 

Святогор оглянулся, позади, на складном, рыбацком стульчике, сидит старик фотограф.

 

- У меня нет желания спорить – устало бросает Святогор.

 

- И без тебя обошлись бы, сам знаешь – не отстаёт старый знакомый.

 

- Тебе – то что?

 

- До твоего возвращения, на этом корабле я был хозяином.

 

- Спасибо, что сберёг.

 

 

Исчезновение капризного дома


 

 

- Как корова языком… -  услышал Илья  и оглянулся.

 

- Баба Груша, и Вам не спится – устало выдохнул Илья. Окончилась ночь хоровода радуг, а он так и не смог уснуть и как только засветало пришёл к капризному дому. А тут…, словно насмешка: нет ни дома, ни сада, ни колышка от забора – пустырь заросший бурьяном. И когда только успел вырасти?

 

- Нету здесь никого – хмурясь, бубнит Груша.

 

- А Баба Груша как всегда, на посту – воскликнул подошедший Ярослав, за ним стоит Анна.

 

- Все собрались – недовольно бросила Груша – Вера знает, что ты сюда пришла? – обратилась она к Анне.

 

Анна не отвечает, она прислушивается к звукам утра. Девушке кажется, что кто-то плачет.  Она срывается с места и бежит по пустырю, мгновенье, и Анны не стало видно.

 

- Стой, ненормальная! – встрепенулась Груша – Нельзя туда!  –  и поспешила следом.

 

Анна лежала без сознания, а Груша, склонившись над ней, что-то шептала себе по нос. 

 

- Что с ней? – Илья потянулся, что бы поднять девушку,  но Груша грубо оттолкнула его руки.

 

-  Нельзя вам здесь быть, уходите и не возвращайтесь. 

 

- Мы отнесём… - начал говорить Ярослав, но Груша перебила.

 

- Вам, что было велено? Велено было уберечь, а вы! Ротозеи! – Бегите к Вере, говорю, да берите правее, я там ниточку путеводную проложила, по ней скорее будет! – и тише добавила – Не то помрёт ваша Анюта.  

 

*****


 

- А я тебе говорю: снасильничали её – приглушённо тараторила пышнотелая женщина с маленькими быстрыми глазками – она ещё раз опасливо, огляделась по сторонам и продолжила -  Смотрю, Вера её ведёт, чуть ли не тащит, а у девки-то ноги так  и подкашиваются, сама вся в грязи, волосы спутались; и смотрит как умалишённая.  А за ними Грушка тащится. Во какие дела творятся – выговорилась и с чувством исполненного долга откинулась на спинку скамьи. 

 

- Ну почему именно снасильничали? – пожала плечами, сидящая рядом очень стройная дама в пикантной шляпке. В отличие от собеседницы, она говорила медленно, чуть нараспев. Придав лицу нарочито равнодушный вид – Мало ли, что могло случиться с бедняжкой – дама осторожно поправила причёску под шляпкой и, вздохнув, приняла скорбный вид – Грехи наши тяжкие.

 

- А, что ещё могло случиться?! – приготовилась спорить собеседница. Но вдруг онемела, увидав возвышающуюся тощую фигуру Груши перед собой.

 

- Будешь про Анюту худо говорить – язык себе откусишь! Поняла, шельма? –  прошипела Груша.

 

- Да ты что, бабка, сдур…  -  вдруг женщина зажала рот ладонью и боль исказила её лицо. 

 

- Язык цел? – поинтересовалась Груша.

 

Несчастная кивнула, мол – да. 

 

- Учти…! – погрозила Груша.  Ну а ты, что лыбишься – обратилась Груша к даме в шляпке – Ишь зенки свела. Не знаешь, небось, что прабабка твоя с кикиморой в гляделки играла, вот с тех пор в вашем роду все бабы косыми родятся - Груша яростно топнула ногой – будешь про людей напраслину слушать – оглохнешь! – и, хихикнув, пошла себе дальше.  Надо ли упоминать, что у женщин тут же обнаружились неотложные дела по хозяйству.

 

 

*****

 

- Очнулась? – с порога спросила Груша.

 

- В горячке мается – не поднимая глаз, откликнулась Вера. Она в этот момент переливала  лечебный отвар из корца в кружку – Яд принесла?

 

- Да, но его совсем мало.

 

- Капли хватит, добавим в отвар, а там… будем надеяться. Капни ты, у тебя нынче рука лёгкая.

 

- Сама капай – отворачиваясь, бросила Груша.

 

Вера закончила приготовление зелья и, пошептав над ним, понесла в горницу, где лежала Анна. Девушка металась в бреду, с большим трудом двум старухам удалось заставить её сделать глоток. Анна сразу затихла.

 

- Сдюжит,  будет жить – шепнула Вера, промокая пот со лба девушки.

 

- А не сдюжит, прям щас помрёт – добавила Груша и поправила сбившееся одеяло.

 

Старухи застыли, будто две свечи  у ложа девушки, громко произнося слова только им ведомые, каждая свои. Воздух наполнился тонким звоном, предметы теряли свои очертания, превращаясь в цветные пятна, потом и цвет исчез, настало полное безцветие – чернота и в ней завораживающий голос Груши. Зычные звуки казалось идущие из утробы, словно звенья сомкнутой цепи закружили над Анной, ускоряя свой бег. В воздухе повис угнетающий гул, так длилось несколько минут.  Но вот россыпь золотых огней разогнала черноту и Груша смолкла. Зазвучал высокий голос Веры, только ей ведомые слова сотворяли вновь всё то - что съела чернота.  Мириады золотых искр, тонко звеня, наполнили горницу. Анна сделала глубокий вдох, в ней появилась жизнь. Теперь девушка просто спала, сладко посапывая. 

 

- Ну что Агря, одолели мы с тобой худосочную? – улыбнулась Вера.

 

- Вдвоём-то, что ж не одолеть. Вместе всегда сподручнее – отозвалась Груша. 

 

- Ты будто бы не рада? - Вера бросила цепкий взгляд на подругу.

 

- Было бы чему.  

 

- Пойдём ка попьём чайку, да поговорим – предложила Вера, увлекая гостью на кухню

 

- Всегда ты меня потчуешь, привечаешь; помню об этом и помнить буду.

 

Бабушки чинно сидели за столом уставленным вареньями и выпечкой – чаёвничали.

 

- Зачем говоришь, будто прощаешься? – насторожилась Вера.

 

- Много там силушки оставалось; и на Анну, и на меня хватило.  

 

- Почуяло моё сердце неладное…,  но думала, показалось.  Зарок снялся?!

 

- Нельзя мне теперь среди людей оставаться – худо может приключиться, сама знаешь.

 

- Небось, успела проверить – Вера строго глянула на подругу.

 

- Так, по малости.  Давеча двух приструнила – повеселев, сообщила Груша. Потом нахмурилась и  добавила – Завтра поутру в лес уйду, там дом лесника пустой стоит, в нём  поселюсь.

 

- А коли лесничий объявится, да погонит тебя – обеспокоилась Вера.

 

- Меня?! – в глазах Груши угрожающе сверкнули холодные искры, хищная ухмылка скривила тонкие губы, воздух тяжело завибрировал вкруг неё  -  меня ни кто не погонит. 

 

- И впрямь надо тебе уходить.

 

- В гости наведываться будешь? -  Груша испытующе сверлила взглядом подругу, Вера не отводила глаз. 

 

- Конечно, буду, и скучать по тебе буду. Что с того что к тебе вся сила вернулась, уж я то тебя знаю.

 

 Раннее утро. По узкой тропинке, оставив позади заросли бузины, на опушку леса вышли две женщины. Одна очень худая высокого роста в чёрном длинном платье и в накинутой на голову  серой шали; за плечами котомка.  Другая чуть меньше ростом, на вид справнее, в светлой расшитой кофте,  длинной серой юбке и белая косынка на голове, в руках  узелок.

 

- Ну, всё, проводила, ступай обратно  - Груша предчувствовала, что сейчас начнутся наставления – очень она этого не любила – Анюту сейчас одну оставлять нельзя, иди домой.  

 

- За ней Кукша присмотрит – сказала Вера – и заговорила учительским тоном -  Агря, ты тут не бушуй, сиди тихо, не то поводыри учуют. В другой раз не пощадят.

 

- Да знаю я, знаю – отмахнулась Груша –  Скажи: когда придёшь?

 

- Как Анюту на ноги поставлю - приду.

 

- А помнишь, как мы с тобой в этом лесу упырей да мороков гоняли? – вдруг вспомнила Груша – И ведь всех тогда извели. Вдвоём у нас всегда ловко получалось.

 

- На вот, возьми – Вера сунула узелок Груше в руки – хлеба на первое время напекла, остальное в ближней деревне купишь, пенсию с посыльным передам, может сама когда занесу. В город пока не суйся, снова  попривыкни к полной силушке, может, обуздать сумеешь.

 

 

*****

 

Тёплый солнечный луч коснулся лба и Анна очнулась. В чисто прибранной горнице, кроме неё никого. Девушка попробовала встать, но внезапно почувствовала дурноту и рухнула в подушки.

 

- И что трепыхается – раздался скрипучий голосок – её только что с того света вытянули, а она…

 

Анна посмотрела вокруг:  

 

- Кто здесь?

 

- А вот он я – смотри!

 

С печной лежанки спрыгнуло лохматое существо. Буйная шевелюра плавно переходящая в шикарную бороду надёжно укрывала туловище и руки существа, казалось, оно состоит из головы и больших волосатых ступней. Сквозь белые брови на Анну, вопросительно уставились чёрные глазки, мол, как я тебе?

 

- Галлюцинация – протянула Анна – или сон…, лучше – сон.

 

- Кукша – я, домовой – представилось неизвестное создание -  Дом мой сбежал – малыш вздохнул – Тута пока побуду.

 

- Кто сбежал? – Анна, с трудом, пыталась привести мысли в порядок. В голову лезли воспоминая о том как она бежит через пустырь, высокая трава больно хлещет. Потом как будто электрический разряд насквозь пронзает, терзая тело мелкой дрожью и…, темнота…

 

- Дом мой говорю, сбежал – голос Кукши увёл её от страшных воспоминаний -  Правильно вы его капризным называете. Уж я то знаю, какой он – Кукша погрозил в воздухе кулачком – Вот я его поймаю и пригвозжу как следует! Будет у меня как миленький стоять. А то ишь взял волю по мирам слоняться - Кукша, украдкой покосился на Анну, проверяя какое впечатление произвёл. Девушка смотрела с состраданием, и домовой продолжил – Веришь? Сил больше нету гоняться за проклятым. Только отыщу, а он раз и опять не пойми куда подался. Посчитав рассказ законченным, Кукша плюхнулся на низкую скамеечку, что стояла  у печки.

 

- Это ты вчера на пустыре плакал? – догадалась Анна.

 

- Я не хотел...

 

- Интересно куда мог подеваться дом? – Анна спросила скорее себя, нежели Кукшу, но тот поспешил выдать ответ.

 

- Так говорю же: убёг он, совсем шальной стал. Святогор пришёл, говорит: я – Егор, давай продолжение, давай продолжение!  Хм! А сам себя не помнит… .  Как думаешь, может из-за него мой дом сбежал?

 

- Постой – оживилась Анна – Ты видел Егора?

 

- Он тоже себя Егором называл, но я-то вижу…, и крылья его признали.

 

- Знаешь где он? – обрадовалась девушка.

 

- Знаю – медленно ответил Кукша, о чём-то задумавшись.  

 

- Где он? – в нетерпении  Анна повысила голос и, Кукша свалился со скамейки.

 

- А я и тебя видел там – сказал Кукша, как ни в чём не бывало, усаживаясь на прежнее место – в моём доме видел – он неопределённо махнул рукой – А что вы там искали?

 

- Где Егор ты можешь сказать – у Анны заканчивалось терпение.

 

- Не Егор, а Святогор! Я же говорю, крылья его признали. Признали  и унесли домой.

 

- Куда – домой? Он жив?

 

- Домой это – невозмутимым тоном вещал домовой – туда, где он всё время умирает и рождается. Он же Святогор!

 

Анне казалось, что Кукша издевается, меж тем домовой очень старался казаться вдумчивым, основательным и вести рассказ вразумительно – редко ему это удавалось.

Сейчас он особенно старался, ведь его слушала одна из самых могучих кудесниц. Правда она об этом не знала, пока не знала.

 

- Скажи просто: он жив?

 

- А вот это мне не ведомо – развёл руками домовой. Узнаешь сама, коли положено будет.

 

- Познакомились? – в горницу вошла Вера, держа кружку с молоком.

 

- Конечно, а что тянуть – за двоих ответил Кукша. Он соскочил со скамейки и, сделав кувырок в воздухе, исчез из виду.

 

- Вчера вечером Илья с Ярославом заходили, мы с Грушей их не пустили…

 

- Ты знала… -  это было утверждением, а не вопросом, но Вера ответила.

 

- Знала, конечно. На вот выпей молока  – Вера отдала Анне кружку, а сама присела рядом – Не думала я что так – в один момент всё получится.

 

- Почему раньше не сказала: кто я?

 

- А ты б поверила?

 

Анна не ответила. Удивительно, но она, откуда-то знала многое, чего раньше и представить себе не могла. И о том, что с Груши снялся зарок, который она заработала за тёмную волшбу во вред людям, и то, что когда-то Груша с Верой противниками были, и Вера взяла верх, но она же и вступилась за Грушу, когда Святогор собрался отправить её  в тёмную Навь.  А Илья и Ярослав на самом деле Витязи, которые  не позволяют нечисти разгуляться в городе, и что, до сих пор, оберегали её по поручению Веры.  И о себе…!

 

 *****

Утро буднего дня в парке на набережной принадлежит детям. Ласковые лучи весеннего солнца осторожно проникают сквозь  пушистые кроны деревьев и разукрашивают детскую площадку золотыми пятнами. Маленький народец наполнил пространство звонким многоголосьем, ему вторят птицы – жизнь бурлит. Вот две подружки, лет пяти – шести стоят под кустом акации, шепчутся, со смехом посматривая на свою ровесницу. Бедняжка пролила йогурт на платье и с удручённым видом, наблюдает за тем, как пожилая дама пытается оттереть пятно, носовым платком – безрезультатно и ребёнок чуть не плачет. Посредине площадки большая песочница в ней играют дети помладше.  Вот три карапуза сооружают башню из песка,  судя по всему дело у них ладится. Но подошёл мальчуган  постарше и разрушил постройку – странно, они даже не возмутились.  Двое стали играть раздельно, а третий увязался за разрушителем – неужели потому что тот сильнее? Около выструганного из бревна крокодила собралась шумная стайка из детей и взрослых. Здесь и крики и увещевания и откровенный рёв – всё ясно, крокодила делят. Почему-то в одно и то же время (как это часто бывает) сразу нескольким малышам вздумалось посидеть на деревянной рептилии. Как водится, мест не хватает, и родители организовали очередь. Разрушитель башен держит путь туда, и пока родители и дети разбираются: кто за кем, усаживает верного спутника на крокодила; сам не садится, стоит рядом и гордо смотрит по сторонам – ни чего не скажешь, благодетель. Но карапуз не горит желанием сидеть на крокодиле; осторожно сползает по шероховатой поверхности вниз , опасливо косится на нового приятеля.  Достигнув земли, он даёт стрекача, обратно в песочницу – ай,  молодец! до кумекал, что к чему. Отряд не заметил потери…, благодетель шагает дальше. Попутно толкает в спину мальчишку лет шести и быстро прячется за дерево. Тот, не разобравшись, бросается с кулаками на товарища, с которым только что играл в мяч. Завязывается потасовка, взрослые спешат разнять драчунов. А тем временем,  неугомонный смутьян успел поднять на ноги упавшего малыша и получить за это конфетку. С этого момента он спасатель и опять в пути. Вот он протягивает конфетку заплаканной девочке в испачканном платье и став, ещё раз, благодетелем, держит путь на горку – там самое быстрое движение. Дети весело скатываются вниз и, возвращаясь,  вновь бегут по ступенькам вверх; тем самым замыкая круг ещё и ещё раз.  Благодетель вплетается в бегущую вереницу. 

 

- Будущие навигаторы  здесь? – спросил фотограф, как всегда неожиданно, оказавшись рядом.

 

- Только двое – откликнулся Святогор.

 

 

*****


Окончилась ночь Сварога, и пришло время наводить прядок на Мидгарде. В рядах Воинства Правых сил возвращаются и навигаторы, что бы вывести на правый путь тех, кто заблудился впотьмах, и водворить на место паразитов, питающихся за счёт потомков Вышних.

 

 За двадцать лет, ночь хоровода радуг  стёрлась из памяти горожан, народ продолжал жить обычной жизнью, не подозревая, что Вышние силы начали активные действия по преображению Мира.  

 

*****

 

Существо – БЕЗ…,  без возраста, без пола, Без прописки – попросту бомж, согбенно молится на ступеньках кафе.  Правой рукой суетливо крестится, а левой тянется за новенькой тысячной купюрой, которую держит молодой человек. Парень  предлагает взять деньги, но тут же, отдёргивает руку.

 

- Молись! – хохоча, восклицает он.

 

Существо тянется за деньгами, пытаясь встать, но ноги не слушаются и оно опять, крестится и кланяется сомнительному благодетелю.

 

- Подобострастнее!  - приказывает молодой человек – На колени встань, молиться надо на коленях. Ну! Ну…! 

 

- Ноги болят – глухо отвечает бомж, и, крестясь, кланяется.

 

- Там что-то происходит – медленно произнёс  Ярослав.

 

Он сидит к выходу лицом и через стеклянные двери хорошо видит нелицеприятную сценку. Илья посмотрел туда же.

 

- Ловец куражится. Но почему прилюдно…?  Проверить надо: нет ли у него ещё, какого интереса. Илья и Ярослав, оставив на столе плату за завтрак, направились к выходу.

 

- Куда же вы, мальчики?!

 

Из глубины зала  спешит рыжеволосая Марго с чёрными, как угли глазами; она поёт в этом кафе по вечерам. Тесные джинсы и тонкая облегающая блуза, подчёркивают безупречную фигуру.  Многие представители противоположного пола мечтают оказаться к ней поближе – в буквальном смысле.

 

- Марго! Какими судьбами – среди бела дня - и здесь?! – воскликнул Ярослав, деланно раскрывая объятья.

 

- Барик просто развлекается – натянуто улыбнулась Марго и, остановившись в трёх  метрах от Ярослава, и зло добавила  -  Пропусти меня. Скажу ему, что б прекратил.

 

 Витязь держал под контролем тонкие поля на несколько метров вокруг и, сделай Марго ещё хоть шаг, её прижало бы к полу так, что любые попытки подняться закончились бы новым падением.  

 

- Два ловца на одного бомжа – не много ли? - не меняя тон, заметил Ярослав  – Подозрительно. Да и не тот контингент…; твоя добыча, в основном в наутюженных штанах ходит. Так ведь?  - и, посерьёзнев, добавил - Жди здесь своего Барика.

 

- Она наша  – высокомерно заявил Барик, подошедшему Илье – Моя добыча, что хочу то и делаю.

 

- Хороший куш для пропитания – медленно выговорил Илья, вглядываясь в существо на ступеньках.  Ловец поймал бедняжку, когда она приблизилась к своему пути и готова была  проснуться – Как умудрился…? – тихо спросил Илья.  

 

- А, что? Я ловкий! -  с довольным видом заявил ловец – А в чём проблема? –  Барик изобразил на лице притворную наивность  - Ну погрызут её наши как следует, потом-то она всё равно к вам вернётся и родится снова, чистенькой, беленькой.  

 

- Что бы попасть в сети к такому как ты, и снова пойти на корм нечисти?!  – Илья повёл плечом…, и Барик упал.

 

Тем временем виновница разговора тихонько отползла к ближайшей скамье, ухватилась за неё и, приняв вертикальное положение, неуверенной поступью пошагала в сторону дворов.

 

- Она наша – прорычал ловец, не оставляя тщетные попытки подняться, он злился от того что добыча удаляется. Барик планировал сегодня же отправить её в темную Навь, но напоследок, поиграть с добычей, так он делал всегда.  

 

Илья хорошо понимал, в этом случае ни чего поделать нельзя. Липкая субстанция сетей пронзала тело насквозь. Убрать силки не представлялось возможным.  Но  как сумел неопытный Барик, в столь  короткий срок,, так туго затянуть их.  Кто-то помог? Но следов другого ловца на бедняге не было.  

 

По мановению руки витязя, Барик перевернулся на спину и сейчас походил на огромного жука, барахтающегося в попытке встать на лапки.

 

- Кто помог? – спокойно спросил Илья. Каждый раз, столкнувшись с очередным ловцом, Илья  боролся с желанием уничтожить его тут же на месте, но существовало одно не преодолимое препятствие: с гибелью ловца погибнут все те, кто угодил к нему в сети, а многих из них ещё можно освободить.

 

Барик прекратил усилия встать и, запрокинув руки за голову, смирно лёг, нагло  улыбаясь. Илья, обратил внимание, что спешащие мимо прохожие, замедляют ход  и с интересом посматривают в их сторону.

 

- Узнаем – бросил Илья и, освободив ловца, отыскал глазами Ярослава. 

 

Первое что заметил Ярослав, выходя из кафе блеск солнечного луча в стекле видеокамеры, у куста сирени. Кто-то снимает сценку с бомжом, догадался он. Минута и Ярослав стоял возле парочки подростков. Видеокамеру держал худощавый паренёк лет шестнадцати, из-за его спины выглядывала конопатая физиономия его подружки.

 

- Для чего снимаем? – строго спросил Ярослав.

 

- Для себя – выступила вперёд девушка.

 

-  В инете выложим – хохма же! – добавил паренёк.

 

Витязь смотрел на подростков молча, он заметил: на ребятах свежий след влияния –  накинуты силки двух ловцов. Только что попались, а искажения в сознании сработали моментально.  Ещё пол часа назад эта ситуация вызвала бы у подростков негодование, но ни как не смех. Барик и Марго специально их сюда заманили, что б показать этот спектакль, понял Ярослав.  Незаметным движением руки он уничтожил силки. Парочка что – то почувствовала, это было понятно по тому, как они переглянулись.

 

- Так вот почему Барик так изгалялся – сказал стоящий поодаль Илья, после того как молодые люди отошли достаточно далеко – Новое мясо ловил.

 

- Не находишь, что в последнее время ловцы слишком нагло себя ведут – задумчиво отозвался Ярослав – ещё на прошлой неделе они боялись показаться нам на глаза, ну кроме Марго конечно, она считает себя на особом положении.

 

- Я тоже об этом подумал…, что-то не ладное происходит – согласился Илья.

 

Мимо прошёл, сутулясь, мужчина с усталым лицом, обмотанный с ног до головы сетями  сразу нескольких ловцов, Илья и Ярослав уничтожили невидимую простому глазу,   субстанцию и человек расправил плечи.

 

- Не попадайся, родич – тихо пробасил в след Илья.

 

Витязи неспешно идут по осеннему городу, не заметно освобождая спешащих мимо людей, от сетей ловцов. Дальше с этими  людьми должны заниматься навигаторы – только тот защищён от ловчих сетей, кто на свой путь вышел.  Утреннее патрулирование подходит к концу, и витязи скоро разойдутся по местам официальной работы. Илья вернётся на кузню, а Ярославу пора явится в редакцию местной газеты, где он служит  штатным корреспондентом. Сейчас  они пройдут по узкой тенистой улочке меж частных домов и…, Илья и Ярослав остановились.   На улице Сиреневой,  посредине  покрытого трещинами тротуара возвышается письменный стол. Вдоль него  прохаживается невысокий мужчина лет сорока, и  увлечённо говорит, время от времени поглаживая себя по лысеющей макушке.   Напротив столпилась небольшая группа людей, в основном пенсионного возраста.      

 

- Я вас не понимаю, господа! – восклицает оратор – зачем держаться за  полуразваленные халупы – сказал и осёкся, поймав взглядом суровое лицо Сергея Михайловича –  в прошлом капитана речного флота, ныне пенсионера.

 

У него-то дом справный и земля ухоженная. Справедливости ради необходимо упомянуть, что не много крепких строений осталось на этой улице. Но и те - чьи дома казались хлипкими, не хотели оставлять родные сотки. Проблема в том, что улица, примыкает к центру города и близко от Волги, в сущности, стоит на берегу – самое место для большого торгового центра, решили в администрации города. Но строптивые, пожилые горожане, на отрез, отказываются продавать свои дома.  Поэтому к ним прислали агитатора, что б объяснил народу, что народ не прав.  

 

- Господа, у вас есть прекрасная возможность, на вырученные от продажи средства,  купить квартиры в новом доме, который построила наша компания.  Если договоритесь  с домовладельцами, то не достающую сумму вам позволят выплатить в рассрочку.

 

- По бетонным клеткам рассовать нас хотите?! – выступил вперёд Сергей Михайлович, выдернув рукав рубахи из цепких рук супруги.

 

- Вечно вперёд всех лезешь! – досадливо обронила женщина.

 

- Какие клетки! Про что тут говорить? Зачем от выгодных удобств отказываться? Посмотрите на ваших бедных женщин, они в колонку за водой ходят, в кого вы их превратили, смотреть жалко! – запальчиво воскликнул оратор.

 

- Это на кого жалко смотреть?! – возмутилась  Глафира. И когда она, расталкивая впереди стоящих людей,  показалась вся, ушлый агитатор отчётливо понял, что опять  сказал не – то – Шёл бы ты…, голубчик,  по добру по здорову – угрожающе надвигаясь, процедила Глафира – А то ненароком задену – будет больно! – За ней подались вперёд и остальные.

 

От штакетника ближайшего забора отделились две фигуры. На молодых людей, сопровождающих  агитатора, до этого момента, мало кто обращал внимание.

 

- Он не один – шепнул Илье Ярослав.

 

Илья кивнул в сторону молодцев, оттесняющих Глафиру от агитатора, и вопросительно посмотрел.

 

- Я не о них, взгляни через дорогу.

 

На другой стороне улицы скромно сидел на скамеечке пожилой человек, очень худой, что бросалось в глаза.  Одет в строгий костюм - тройку.  Это был опытный ловец, умеющий так скрутить свою жертву, что в считаные дни сознание нормального человека искажалось до почти животного состояния. Он работал с господами власть имущими,  иногда даже с позволения самой жертвы в обмен на некоторые услуги.

 

- Какой у него здесь может быть интерес? – удивился Илья.

 

- Сегодня день странностей – задумчиво произнёс Ярослав – Сначала смелый Барик – когда такое было, потом этот... зачем он здесь?

 

- Надо бы собраться сегодня вечером, может ещё кто заметил что-нибудь –  задумчиво сказал Илья.

 

*****

 

Оставив позади грунтовую дорогу, две женские фигуры  углубились в лес. Лучи вечернего солнца подсвечивают стволы высоких сосен, окрашивая их в цвет гречишного мёда, горьковатый аромат хвои, перемешенный с дыханием увядающих трав, одновременно бодрит и успокаивает. В такие часы лес как усталый путник, готовясь уснуть; вдруг замирает на время, что бы вспомнить всё, что было за день.

 

- Лесом невозможно надышаться – вдохнув глубоко, сказала Вероника (хрупкое создание лет двадцати) – Понимаю: почему  наши бабушки поселились здесь.

 

- Ты просто не всё знаешь – откликнулась  женщина с длинными седыми волосами и молодым лицом.

 

Спутницы одновременно остановились на краю лесной поляны, невольно залюбовавшись сказочной картинкой. Среди высоких, ровных как струны, сосновых стволов,  сторожка лесника, (значительно преобразившаяся)  казалась резным сундучком, который обронил рассеянный великан. Узкая тропка змейкой скользнула в высокую траву и остановилась у ступеней крыльца. Отсюда был слышен  голос Веры:

 

-  Неспроста это.

 

- Как пить дать, замышляют…! – добавила Груша.

 

В лесной сторожке за длинным струганным столом, покрытым льняной скатертью разместились: Груша, она сидела боком, то и дело, высматривая что-то в окне; напротив неё Илья, рядом с ним, Ярослав, Вера поставила на стол блюдо с высокой стопкой блинов.

 

- Ну вот, теперь все в сборе – сказала она, когда Анна и Вероника вошли в дом.

 

- Не все собрались – заметил Илья.

 

- Все, Илюша, все – тихо отозвалась Вера, и глазами показала на стопку блинов, с которой сам по себе сползал верхний блин.

 

Груша хлопнула ладонью о подоконник, блин резко взлетел вверх и с характерным звуком, шлёпнулся обо что - то невидимое и…, невидимое проявилось. Под потолком, закинув ногу на ногу, парил молодой человек со светлыми взъерошенными волосами и покрасневшим (от встречи с горячим блином) лицом.  Груша с невозмутимым видом продолжала смотреть в окно.   

 

- Луч, ты уже здесь – воскликнула Вероника – А я тебя весь вечер дозваться не могу.

 

 - Отсюда не слыхать – вытирая смазанную маслом физиономию, бросил Лучезар

 

- Как дитё малое! – вздохнула Вера, обращаясь Груше – А ну, давай рассказывай, что затаила? А ты сынок садись к столу, что зря висеть под потоком.

Груша никогда долго не говорила, и в этот раз, она ограничилась одной фразой.  

 

- Чёрный вещатель в городе – коротко бросила Груша, когда все обратились в слух.

 

- Так вот почему Барик  так осмелел – встрепенулся Илья.

 

- Барик не единственный ловец в городе – заметил Лучезар.   

 

- В любом случае, если чёрный вещатель объединится с одним из ловцов, скверное дело может получиться  -   предупредила Вера.

 

- Из постоянных у нас: Граф, Марго и Барик, сколько залётных трудно сосчитать – напомнил Ярослав.

 

-  Чёрному вещателю нужен ловец, хорошо знающий здешний народ – заметил Лучезар.  

 

- Поспешать надобно – бросила Груша – не то напишет полоумный пророк, под диктовку вещателя, что непоподя, а нам разгребай!

 

- В последнее время чаще про конец света пишут – вздохнула Вероника.  

 

- Завтра его надобно найти – остановила разговоры Вера.

 

Чёрный вещатель


 

Из подъезда дома вышел большой рыжий пёс. Следом, держа собаку на поводке, показался хозяин. Парень высокого роста в синих джинсах, светлой куртке и белых кроссовках.

 

- Грин, гулять! – отдал команду хозяин и спустил собаку с поводка, Грин радостно понёсся вперёд и вскоре исчез в серой мгле.

 

Длинное пространство двора, обозначенное старыми домами грязно – жёлтого цвета, занавешено плотной пеленой – толи мелкий дождь, толи туман. Редкие фонари, словно опоздавшие пассажиры, рассеяно вглядываются в непроглядную муть, старясь  рассмотреть дорогу -  бесполезно. Парень зябко повёл плечами. В сердце, будто  лохматый зверь, зашевелилось предчувствие; в последнее время оно часто посещает молодого человека.  И всё же – он остаётся в этом городе – решено. После смерти деда, Артёму Неженцеву, досталась в наследство, двух комнатная  квартира. И надо сказать: Артём ехал сюда с твёрдым намерением продать незавидную собственность и вернуться обратно – в большой город. Но всё изменилось, когда он побывал в мастерской отца, своего здешнего приятеля Гошки – в мастерской стеклодува. За плечами у Артёма осталось не состоявшееся поступление в Строгановку, затем год армейской службы и не долгий заработок уличного художника. А тут…, огонь, стекло и воздух – процесс похож на сотворение волшебства и не магом - человеком, увиденное заворожило Артёма на столько, что предложение побыть помощником мастера,  он принял  сразу. И как в воду глядел: работа ладится: - Ты будто всю жизнь стекло дул – удивляется мастер. Но в свободное время на Артёма, наваливается предчувствие, а потом тоска.. И тут не помогают: ни пьяные посиделки с приятелями, ни очарование новых знакомств со студентками местного педагогического Вуза, ни ночные походы в кафе или клуб. Пока Артём находится среди народа, всё как всегда, но стоит остаться одному…. Может это от того, что в квартире всё напоминает деда, подумал Артём. Два года прошло, как его нет, скучаю, конечно – но не до такой же степени…, разозлился на себя Артём. Надо поскорее мебель поменять…, надеюсь,  поможет. Ещё вчера было солнце, а сегодня – не видно ни чего, попробовал поменять мысли Артём, медленно шагая в ту сторону, куда побежал Грин.

 

- Скорей, скорей!  -  скрипучий голосок выдернул Артёма из грустных размышлений – Скорей, скорей – от угла соседнего дома бежал меленький человек: толи карлик толи ребёнок, в тумане издали не разглядеть.

 

Возможно, это и есть моё предчувствие; маленькое, суетливое, кричащее, думал Артём, пока человечек приближался. Бородатое,  босое…, стоп – это не ребёнок…. Странный карлик с волосатыми ступнями, сбавил ход и, замолчав, настороженно посмотрел на Артёма, кивнул и снова пустился бежать, но уже молча.

 

- Грин, ты где!?

 

Собака тут же вынырнула из тумана, неся  что-то в зубах. На наглой физиономии Грина было написано: и не проси хозяин – добычу не отдам!

 

- Опять детскую игрушку подобрал, как не стыдно! – хозяин сделал вид, что сердится, пёс, как всегда, сделал вид, что поверил и разжал пасть. Что – то, со звоном,  ударилось об асфальт, Артём присел, что б посмотреть. На дороге лежал ключ, размером с женскую ладонь, чёрный кованный с витиеватым узором.  Артём поднял его и в этот момент раздался детский смех, молодой человек машинально сунул ключ в карман и достал телефон. Звонил Гошка:

 

- Привет, Тём, сегодня пораньше сможешь подойти? Тут тебя требуют.

 

- Привет. Есть претензии? – насторожился Артём, недавно один из заказов он выполнил самостоятельно.

 

- Наоборот – успокоил Гошка – новый заказ хотят сделать именно тебе, но надо прийти пораньше.

 

- Грина домой отведу и скоро буду.

 

На этой неделе обои переклею, думает Артём, разуваясь в прихожей, эти – с якорями, мы с дедом клеили…, давно очень давно.  И сдам одну комнату студентам (насыпал корм Грину).  Нет…, студенткам, и денег брать не буду, пусть только завтрак мне по утрам готовят (Артём налил себе кофе). Сейчас же напишу объявление и повешу его на первом столбе, продолжал размышлять Артём, входя с бокалом в комнату, да так и замер возле письменного стола. Поверх разбросанных по столешнице листов с эскизами он увидел пожелтевший альбомный лист – с него на Артёма смотрело то самое существо, которое он только что встретил во дворе.  Молодой человек вдруг вспомнил, как нарисовал смешного человечка, но не предполагал, что дед сохранит его раннее художество. Сохранил…, но как рисунок оказался здесь, удивился Артём. Вечером прошлого дня на столе были только эскизы, перед тем как лечь спать Артём делал наброски для новой идеи мастера. Старый листок мог выпасть только из коробки с неразобранными вещами деда, до которой у Артёма не доходили руки. Он посмотрел на шкаф, коробка лежала на месте. Переступив порог квартиры Артём, было, решил считать, что непонятное существо ему привиделось – чего только не увидишь в тумане. А тут…, как объяснить себе невероятное, если оно очевидно? Молодой человек отодвинул альбомный лист и быстро написал объявление о сдаче комнаты с хозяином по соседству. Быстро сложил литок и пошёл на выход, сопровождаемый печальными глазами Грина, на которого в первые, уходя,  хозяин  не обратил внимания. Объявление,  как и планировал, Артём приклеил на первом же столбе, который попался по дороге на остановку. Маршрутка, вильнув грязным задом, скрылась за поворотом. Следующая будет не скоро – при такой-то видимости, подумал Артём и пошёл пешком. 

 

Город словно тонет в непроглядной пелене. Прохожие, серыми призраками, неожиданно показываются и  через несколько минут, пропадают.  Авто неслышно скользят словно небывалые лодки по туманной дороге – реке. Здания, подобно невесомым замкам парят над землёй. На другой стороне дороги высветился зелёный глазок светофора,  Артём перешёл на другую сторону.  Ещё метров сто и начнётся частный сектор, а там за первым же поворотом железные ворота – за ними мастерская. Но поворота  нет и нет, хоть частный сектор давно начался. Неужели прошёл…, засомневался Артём и оглянулся. В нескольких метрах темнела человеческая фигура.

 

- Не туда идёшь, путник – раздался низкий глухой голос – Пошли со мной, я покажу куда надо...

 

Интересно откуда ему знать: куда мне надо, только и успел подумать Артём, как друг, неведомая сила подняла его вверх и сразу что-то острое, кольнуло под лопатку. Теряя сознание от боли, он понёсся через туманную мглу.

 

*****


В это время, в маленьком домике посреди леса, прислонясь спиной к печке, сидит Кукша. Тяжело вздыхает, разглядывая свои промокшие лапки (то одну, то другую – поочерёдно). И рассказывает как всегда: вразумительно и основательно  (это он так думает).  

 

Три внимательные слушательницы пытаются понять суть повествования – плохо у них это получается.

 

- Говори яснее – прерывает его Анна.

 

- По порядку говори! -  в тон ей добавляет Груша.

 

- А я как рассказываю?! разве не по порядку? -  обиделся Кукша. Обиделся, но к столу присел. У него в этом доме был свой особенный табурет (на высоких ножках), чем Кукша необычайно гордился.

 

- С начала, попробуй рассказать – приободрила домового Вера.

 

Кукша сделал громкий глоток горячего чаю и с деловитым видом приступил к повествованию.

 

- Он хоть и бегает туда – сюда, но я- то его чую -  Кукша нарошно говорит медленно, с важным видом, чётко выговаривая слова; что б понятно получилось - И я его учуял! И побежал…, что б успеть…,  ну, пока опять не убёг…

 

- Стой! – не выдержала Анна – Кто он? За кем ты бежал? Куда успеть?

 

- Что сказал то и значит – терпеливо пояснил домовой.

 

- Он про свой дом говорит –  пояснила Вера.

 

- Ну вот, значит, бегу я, бегу, сам себя подгоняю. Ключ то у меня, только в замок  вставить…, а то в прошлый раз забыл он и убёг опять. Святогор тогда пропал, тебе, Груша, пришлось от людей уйти – Кукша на короткое время умолк и, подумав, добавил – Зато Аннушка,  у нас вон какая, сильная получилась.

 

- Да она ж чуть не померла! Оглоед ты этакий! – рассерчала Груша.

 

- Крепись, Агря. До сегодняшнего дня он не дошёл ещё – шепнула Вера.

 

Кукша не обратил внимания на разговор старушек, он самозабвенно, вел повествование дальше.

- Бегу я, значит, гляжу собака…, большая такая… - домовой поднял ладошку высоко над головой – но вы же знаете: я ни кого не боюсь…, хоть все так и норовят…

 

- Кукша, ты опять отвлекаешься – одёрнула его Анна.

 

- Прошу прощения – чинно отозвался домовой,  откусил от ранее предложенного пирога, и, тщательно прожевав, повёл рассказ дальше – бегу я, а вокруг туман: плохо – плохо видно – Кукша сделал руками круговые движения перед собой.

 

- А ну давай быстрее рассказывай! – стукнула кулаком по столу Груша.

 

- Бесполезно – махнула рукой Анна – терпи и слушай.

 

- Быстрее? – встрепенулся Кукша – Я очень быстро бежал. Вдруг смотрю – он, у подъезда стоит…! И,  смотрит…, и видит меня! Я хотел помахать ему, но испугался.

 А ключ у меня в котомке был – Кукша указал большим пальце за плечи – она прохудилась – это я потом заметил - домовой вздохнул и снова занялся пирогом, прожевал и выдал заключительную фразу – Ключа-то нет у меня теперь, выпал ключ.

 

_ Чего ты испугался, Кукша? – насторожилась Анна.

 

 Домовой с трудом проглотил не дожёванный кусок пирога.

 

- Там чёрный вещатель был.

 

Женщины тревожно переглянулись.

 

- Покажи мне, где его видел – попросила Анна.

 

- Нет! – вздрогнул Кукша – Мне страшно, очень страшно!

 

- Закрой глаза и покажи мне место, где ты видел чёрного вещателя – спокойным голосом произнесла Анна. Кукша закрыл глаза.

 

- Сегодня ночью надо действовать – объявила Анна и добавила – я знаю, где искать чёрного вещателя.

 

*****

 

За банкетным столом расположилась многолюдная компания. После очередного тоста, на короткое время, гул голосов сменился усердным чавканьем.

 

- Русская душа?! Ах, держите меня, я уже плачу. Что значит русская душа…?! Что есть японская душа? Или немецкая? Так, про них не говорят – ни кто. А говорят про русскую…! – подогретая спиртным дама – начала свою тираду отчётливым шёпотом, а закончила в полный голос, срываясь на крик.

 

- Дорогая, тебе надо успокоиться – тихо сказал господин в чёрном костюме, и улыбнулся, бросив взгляд на окружение – мы таки в России.  

Неужели учуял меня, подумал Лучезар.

 

- Не знаю…. В России или где…, я везде – дома – ответила дама, обмахивая ресторанной салфеткой раскрасневшееся лицо. 

В зал вошёл мужчина лет тридцати – тридцати пяти и занял столик у окна. Лучезар насторожился – это его ведомый. Мужчина, не листая меню, заказал себе чашку чаю и посмотрел в окно.

 

Ждёт кого-то, догадался Лучезар.

 

- Вы не совсем правы, милочка – за банкетным столом продолжался разговор, в полемику вступил господин, сидящий напротив дамы с салфеткой - Русские, если их вынудить, очень полезны, могут быть, о-очень   -  и господин постучал указательным пальцем по столешнице – Если русских заставить…, о-о-о, с этого многое можно поиметь, милочка. Поверьте знающему человеку – и громко икнул.

 

Лучезар сделал щелчок пальцами в воздух и длинный стол поднялся к потолку, затем перевернулся, и вывалил всё - что стояло на столешнице на празднующих господ, потом, как ни в чём не бывало, стал на место. Мальчишество конечно подумал про себя Лучезар, но хоть что-то…! Пусть поприжимают языки.

 Ведомый не видел представления, оставив плату за чай, он быстро встал и пошёл на выход. Лучезар устремился за ним. У входа в ресторан  мужчину ожидало такси. В приоткрытом окне авто, мелькнула рыжая шевелюра.  Навигатор мысленно, похвалил себя, что не скинул невидимость, и полетел следом за такси.

 

Аллея, подсвеченная коваными фонарями, закончилась развилкой на  множество мощёных дорожек, которые, в свою очередь сходятся у ступеней здания, здесь освещение гораздо ярче.  По  площадке, у старинного особняка  прохаживаются нарядные господа, меж ними снуют официанты, держа подносы со снедью и выпивкой. Невдалеке, под яблонями, расположился духовой оркестр, музыки не слышно, очевидно музыканты отдыхают.

 

- На приём пришли очень важные люди, и я, с некоторыми, тебя познакомлю –  широко улыбаясь, пообещала своему спутнику Марго.   Не сопротивляйся, и будешь в шоколаде.

 

Почти совсем нет людей, думал Лучезар, стоя в стороне от толпы.   А те - что есть, давно забыли, что они люди.  Хочешь, чтоб человек перестал сопротивляться – дай ему власть, вспомнил один из принципов ловца, Лучезар. Он заметил среди гостей весьма популярные лица, примелькавшиеся на телеэкране; известные политики, скандальные светские особы, несколько очень состоятельных граждан, вполне ёмко представлен и творческий бомонд.  Эх, устроить бы им прямо сейчас, встряску! Нельзя – господ обслуживают люди, они тоже пострадают, остановил себя Лучезар. Марго что-то шепнула своему спутнику на ухо и быстро удалилась.

 

- Мило! Очень мило – пропел подошедший к ведомому пожилой мужчина. С округлым пузцом на тоненьких ножках (обтянутых тонкими штанами в клетку) – Вас привела Марго, так ведь? – он улыбнулся и стал похож на жабу.

 

Ведомый молча кивнул.

 

-  Я думаю: она нас ещё представит друг - другу – промяукал незнакомец, косясь на то, что ниже поясницы. Отпил из бокала и продолжил неспешную прогулку.

 

- Добрый вечер, Влас – толи поприветствовал, толи спросил Лучезар.

 

- Что надо? – небрежно бросил Влас.

 

- Не поверишь.  Вытащить тебя пришёл. 

 

- С чего вдруг?  - оживился ведомый.

 

- Сейчас сам поймёшь – настроившись на волну ведомого, навигатор выпрямил искривлённые зеркала сознания Власа – смотри. И Влас посмотрел. Во все глаза посмотрел!

 

В ярких лучах прожекторов, выставленных на ступенях старинного особняка, по мощёным дорожкам и на площадке возле здания передвигаются отвратительные существа, чьи искривлённые тела, обряжены в блёстки и дорогие ткани. А перекошенные физиономии встречают друг друга отвратительным оскалом – подобием человеческой улыбки.

 

Влас невольно вздрогнул от резкой смены картинки, шутка ли, только что он наблюдал светский приём, устроенный правительством области на лонах природы  (своего рода пастораль) и вдруг такая перемена.

 

- Гипноз? - с сомнением спросил ведомый.

 

- Сейчас ты видишь всё как есть – ответил навигатор, оглядываясь по сторонам, он искал Ярослава. Этим вечером, витязь должен присматривать за Марго (на случай если это она работает с чёрным вещателем) но Ярослава нигде не было, что не на шутку беспокоило Лучезара.

 

- Марго! – встрепенулся Влас – надо её поскорее увести отсюда.

 

- А ты не спрашивал себя – Лучезар снова обратил внимание на собеседника – как могла обычная певичка из захолустного кафе, попасть на столь высокий приём,  ещё и спутника с собой привести? Да вон она смотри – улепётывает, только ветер свистит – меня узнала - по дорожке к воротам бежало существо с кожей цвета поношенных солдатских портянок, замысловато изогнутым телом…, узнаваемой оставалась только рыжая шевелюра и платье (шитое на заказ), которое ей подарил Влас – Она одна из них, дружище, а ты попался.   

 

Меж тем высокая публика обратила внимание на Лучезара и, далеко обходя навигатора, устремилась в здание.

 

- Они боятся тебя – удивился Влас.

 

- И тебя. Вспомни…!

 

Влас сжал кулаки; неожиданно, существо с жабьим лицом (оно оказалось ближе остальных) прижалось к земле.

- Вспомнил -  выдохнул навигатор и положил ладонь  на плечо Власу. Через минуту Влас стоял возле своей машины оставленной у ресторана.  Лучезара рядом не было.

 

*****

 

Хмурый вечер уступил место ясной ночи. Луч полной луны, проникающий через не плотно занавешенные шторы, дотронулся до макушки сидящего за письменным столом человека; дотронулся и замер. Человек сидит спиной к двери, за письменным столом – он пишет. Макает перо в глубокое блюдце – там кровь, она стекает из глубокого пореза на левой руке - человек спешит. Полы в комнате устланы исписанной бумагой -  человеку всё равно, что будет с рукописями. Он пишет в темноте, даже свет случайно заглянувшей луны не дотягивается до быстрого пера.  Он пишет в тишине, при наглухо закрытых окнах, не видя, не слыша. Он не пугает – он вещает…,  человеку страшно.  Входная дверь заскрипела…, нет дела до двери, отвлекаться нельзя…, наверно кто-то пришёл…, только бы не помешали. За спиной слышаться тихие голоса…, надо успеть. Сердце жмёт нестерпимо…, осталось немного…, и дату…, скорее поставить дату.  Странные люди и зачем пришли, всё равно ни чего исправить нельзя.

 

Анна вскинула  правую руку, вылетевшие из пальцев крошечные зигзаги молний обратили в пепел недописанный текст. Человек замер.

 

- В нём почти нет жизни,  попробую исторгнуть  вещателя. Попробую сохранить жизнь – тихо сказала Анна.

 

- Навигатор нужен – напомнил Илья.

 

- Я Лучезара позвала – бросила Анна. 

 

 Илья, быстро убрал с несчастного силки. Несомненно: их поставил Барик, вот кто работал с чёрным вещателем. Тело обмякло и, скатившись на пол, замерло посредине комнаты. Густая чёрная субстанция с воем, выскользнула из груди человека и зависла над распластанным телом.  Силуэт Анны окружило яркое сияние искрящихся дуг, в комнате стало светло как днём. Илья, чтобы не мешать отошёл к окну. Подняв вверх   правую руку, Анна на распев читала древнюю молитву, вырвавшиеся из ладони огненные росчерки молний заключили чёрное пятно в пылающую клетку –  вещатель стих. От мерных звуков молитвенных слов пространство комнаты завибрировало так, что стёкла задрожали.

 

- Куда подевался Лучезар? – забеспокоился Илья – самое время навигатору сделать своё дело.

 

*****

 

Первое, что увидел Артём, придя в себя это белёный потолок, потом перед глазами  мутными слайдами, с бешеной скоростью, пронеслись трудно различимые образы.  Через минуту, он стоял в комнате очень похожей на свою. Рядом оказалась женщина с белыми, как лунь волосами до пят, она шагнула в сторону, уступая Артёму место, огненная клетка над лежащим навзничь соседом из квартиры напротив, исчезла, остался чёрный сгусток, замерший в воздухе. У окна, рослый, бородатый здоровяк, отодвинув штору, разглядывал что-то во дворе.  Смятение длилось  одно мгновение.  Что вдруг с ним произошло,  пожалуй, Артём не смог бы ответить. Удивительно – но каждая клеточка организма знала,  как надо действовать, рассудок работал как часы, не допуская сомнений. Будто, что-то немыслимо далёкое – потаённое из загадочного небытия, вдруг очнулось внутри, даря полную уверенность и знание. Сердце  стало свободно от злобы и беспокойства. Артём, мысленно начертал в воздухе Знак  Не возращения – знак занялся белым племенем и вонзился в черный сгусток. В этот момент, возникла незнакомка с крыльями и набросила призрачную петлю на клеймёную нечисть.

 

- Где Лучезар? – пробасил здоровяк. 

 

-  Полетел Яра выручать – ответила девушка и исчезла вместе с вещателем.

 

- Он выживет? – спросил Артём, указывая на лежащего человека.

 

- Мало надежды – откликнулась Анна.

 

- Надо уходить, вон скорая помощь приехала – предупредил Илья.

 

- Пошли ко мне, я напротив живу – предложил Артём.

 

*****

 

- Так глубоко я ещё ни когда не бывала. Фу! Ну и запахи у них там – Вероника отставила в сторону утренний чай, воспоминание о посещении нижних слоёв тёмной нави, разом отбило у неё аппетит.

 

Артём наблюдал в окно, как резвятся Кукша с Грином. 

 

- Завидный домовой: и дома подмёл, и собаку погулять вывел – заметил он.

 

- Он тебе и полы помоет. Ключ то от капризного дома у тебя в кармане – хохотнула Вероника.  

 

- Ключ! Я про него совсем забыл.

 

- И не мудрено. Досталось тебе – посочувствовала Вероника – мы с Лучезаром  постепенно в силу входили, а на тебя разом свалилось.

 

- У тебя, навигатор, след от ядовитой стрелы на плече. Откуда?  -  спросила Анна.

 

- Помню туман, улицу… -  Артём задумался – мутный силуэт…, он звал…, но крылья подняли и понесли меня, в этот момент я почувствовал боль под лопаткой.

 

- Мутный силуэт говоришь…, где его видел?

 

- В частном секторе – на Сиреневой улице.

 

- Лучезара в полицию забрали -  выпалил вбежавший Ярослав. Его голова была перевязана, сквозь белую повязку просочилась кровь.

 

- Что случилось?! – подскочила Вероника.

 

- У нас в области высоко светские посиделки проходили прошлой ночью…, словом говорят, что кого-то из гостей города Лучезар сильно обидел. Гость заявление на него написал и вроде много свидетелей есть – ну, вы-то догадываетесь кто на самом деле этот гость и его свидетели.

 

- С тобой-то что стряслось – спросил Илья, посматривая на повязку с пятном крови.

 

- Не беспокойся за друга, Вера его исцелит – уходя, бросила  Анна.

 

- Мелочи – отмахнулся Ярослав – сам виноват, смотрю Марго, ломанулась к чёрному ходу,  я за ней…

 

- И что? – не выдержал паузы Илья.

 

- Подумать не мог, что меня там поджидают.  Оглоушили  чем-то, а после на параллельную сторону уволокли. Там меня Лучезар и нашёл. Смотрю, у нас третий навигатор объявился – не меняя тона, заметил Ярослав и, пожал Артёму руку – Ладное дело.

 

*****

 

Почётный гость города - господин Бриж, умильно улыбаясь, мерил шагами просторные апартаменты номера гостиницы – он вслух, сочинял доклад о том, как посадит в тюрьму НАВИГАТОРА.  Должно быть, меня теперь очень повысят, мечтательно сказал себе Бриж, прервав устное составление важной бумаги. И счёт в банке гораздо увеличится. Шутка ли – обезвредил навигатора…,  пусть на время (разве их удержишь…), но проблем ему надолго хватит. Бриж хищно улыбаясь, потёр потные ладошки.

 

- Рано празднуешь – послышался строгий голос.

 

Почётный гость испуганно оглянулся, в дверях стояла Анна.

 

- Сядь!  – строго сказала кудесница, и  мощный поток силы швырнул господина Брижа в кресло – Пиши – Анна положила на журнальный столик лист бумаги и ручку.

 

- Что писать? -  изобразив удивление, спросил господин Бриж. Он быстро приходил в себя и решил противостоять напору незнакомой чародейки.

 

- Отказ от претензий, предъявленных тобой, Лучезару -  ровным голосом объяснила Анна, садясь в кресло напротив.

 

- А Вы не боитесь, милочка, что у Вас тоже возникнут неприятности? – господин Бриж удобнее устроился в кресле и положил ногу на ногу.

 

- У меня? – улыбнулась кудесница, и воздух в гостиной угрожающе завибрировал.

 

- Не буду я ничего писать – отчаянно выкрикнул Бриж – Убивать меня ты станешь – знаешь ведь, сколько людишек в моих сетях барахтается…

 

- Верно – перебила его Анна – убивать не буду, но всего, что ниже пояса, лишу. И уедешь ты отсюда в инвалидной коляске: без ног и надежды на удовольствия свои поганые. 

 

- Полиция! – вдруг закричал почётный гость – Поли… - и внезапно замолчал не в силах разлепить челюсти. Но это было не самое страшное – господин Бриж выпученными глазками смотрел вниз… - ног у него не было.

 

- Пиши – спокойным голосом посоветовала кудесница – Не забудь забрать своё заявление из полиции – напомнила она, забирая подписанный листок.

 

- Добро здоровья – поприветствовал Артём хозяек лесной избушки.

 

- И тебе здравия – откликнулась Вера. 

 

- Надысь виделись  – бросила Груша,  – тоже мне поводырь, на него напали, а он не знает кто.

 

- Так он же тогда не проснулся ещё – вступилась за Артёма Вероника, входя в дом следом.

 

- Кабы не ключ - так и не проснулся бы вовсе -  подал голос Кукша, он въехал в горницу, сидя на Грине.

 

- Да уж…, вон он твой дом, ненормальный на краю поляны стоит – махнула Груша в сторону окна.

 

- Груша тебя в нём раненого нашла – обратилась Вера к Артёму – хорошо, что она сразу недоброе учуяла…, могли не успеть…

 

После суматошного дня, ночи без сна и прогулки по влажному, дышащему осенью, лесу, Артёма клонило в сон. В избе потрескивала дровами растопленная печь, пахло пирогами,  топлёным маслом, сушёными травами и чем-то родным, давно забытым, казалось утерянным. И недовольное бормотание Груши: -  Разве дождёшься благодарности! Мы его спасли, а он вшить и унёсся…, даже не помнит нас.  И ласковый голос Веры: - Бедняга опомниться не успел, как крылья его унесли на подмогу, к Анне с Ильёй – где ему нас помнить?  И скрипучий голосок Кукши: - Это мой дом его спас.  И звонкое: - Я полетела! – Вероники. Всё это казалось привычным.  И ни какого предчувствия тягостного; всё стало на свои места как должно быть.  Артём, в полудрёме, прилёг на широкую лавку, на которой сидел, и сладко уснул.

 

- Пусть отдохнёт. Умаялся – шепнула Вера, укрывая навигатора лёгким одеялом. А Груша, сохраняя обиженное выражение на лице,  осторожно, подсунула под голову ему,  мягкую подушку.


43


Источник | Адрес этой страницы:



Расскажи в социальных сетях:


2
Нравится
2
Комментариев: (1), Опубликовал: Vedrus, Просмотров: 8641
Какие эмоции у вас вызвала публикация? (УКАЖИТЕ НЕ БОЛЕЕ ДВУХ ВАРИАНТОВ)
Возмущение Грусть Надежда Одобрение Отчаяние Радость Смех Страх Стыд Удивление Удовлетворение

Вы читали Возвращение навигаторов. Часть2

Предлагаем также ознакомиться с похожими материалами:
Самые читаемые материалы
Самые обсуждаемые материалы
Свернуть блок
Свернуть рекламу

Все новости | Новость Возвращение навигаторов. Часть2 была опубликована в Авторское, Статьи, КАПРИЗНЫЙ ДОМ 12 сентября 2013! Читайте свежие Русские Новости Славян на Мидгард.Инфо !
Свернуть блок
Свернуть комментарии



  • Вконтакте
  • Facebook

   Alex K написал(а):  
0

хорошая сказка, только увы нам сказки мало помогут....
Добавлено: 14 сентября 2013 13:36 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]

Информация

Важная информация для новых (не зарегистрированных) посетителей

Если вы впервые на сайте то вам необходимо:


Если ранее вы были зарегистрированы в социальных сервисах то вам необходимо:


Если вы зарегистрированы на сайте то: