Добавить в закладки
X

Мидгард-ИНФО » Новости » Авторское » Возвращение навигаторов

Возвращение навигаторов

Опубликовано: 16 августа 2013
Функционал




 

 

 

  Русь захороненная, Русь подземная, покажись во всём величии!  (Н.К. Рерих)                                                                                 

 

Многие сотни лет почивал он сном бездыханным скованный холодным камнем, душой и телом срастаясь с ним;  без памяти о боли и радости; забыв о ненависти, о любви; не отличая ложь от правды. Но настал день когда, задрожала земля, и лопнул камень – разломился на две половины. И раздался крик младенца – крик народившейся жизни  -  его крик.

___________________

 

Если пройти несколько десятков метров по узкой дорожке, от покосившейся калитки через заросший сиренью и бузиной  сад, можно увидеть старый деревянный дом.  С первого взгляда понятно, что здесь давно ни кто не живёт. Ни чего удивительного, существует превеликое множество заброшенных жилищ, с тех пор как молодёжь подалась в большие города.  И всё-таки, у этого дома есть некая особенность. Старожилы городка расположившегося между лесом и рекой (на окраине которого стоит заброшенное строение), утверждают, что дом этот зачарован. Кем, когда, для чего? Сия тайна скрыта в тумане времени. И, несмотря на то, что дверь бесхозного жилища  приветливо распахнута, а внутри почему-то, всегда светло, местные жители давно поняли: переступать порог заброшенного строения - себе дороже. И потому если бы редкий здесь прохожий вдруг увидел две тени проскользнувшие через калитку в сад, то скорее принял бы их  за-призраков, нежели за живых людей.  Два тёмных силуэта  замерли на тропинке, ведущей к дому.

 

- Держи ровнее, сейчас попробую  поджечь.

 

- Погоди, я заслоню её от ветра – шепчет Анна.

 

- Вот невезуха – гаснет! – Ярослав зажигает спичку за спичкой, но свеча, не успев разгореться,  тут же гаснет – и почему, интересно нельзя зажигалкой…? – злиться Ярослав - Может, так - без свечи прорвёмся?

 

- Тебе двух раз мало? Баба Вера сказала: свеча поможет, по крайней мере, целыми остаться.

 

- Всё, последняя спичка – выдыхает Ярослав. 

 

Стоя на узкой тропинке, посреди одичавшего сада, молодые люди, затаив дыхание, склонились над лениво разгорающейся свечой. Блёклый свет луны едва освещает фигуры. Ветви деревьев и кустарников покачиваются в мистическом танце  в такт шёпоту листвы. Осторожно ступая, чтобы невзначай не загасить робкое пламя,  две фигуры  направились в сторону дома. Вот они подошли к невысокому крылечку, поднялись по ступенькам и …, ставни с грохотом захлопнулись.

 

- Это мы уже проходили! Так, что не запугаешь – хмыкнул Ярослав.

 

- Стойте! – послышалось позади.

 

- А, вот это, что-то новенькое – насторожилась Анна,  но не оглянулась. Боясь  шелохнуться, она обеими руками сильнее сжала широкую свечу.  Ярослав развернулся в сторону голоса, прикрывая спиной Анну.

 

- Стойте, я свами!

 

   К ним спешил внушительных размеров человек.

 

- Илья! - обрадовался Ярослав - я думал, что ты ещё не оклемался после вчерашнего полёта.

 

Илья действительно, в прошлую ночь очень неудачно приземлился: вылетая за порог дома, он рухнул рядом с яблоней и больно ударился о  ствол дерева головой.

 

- Ни чего, заживёт – отозвался Илья, невольно почёсывая шишку на затылке - я с вами пойду.

 

Анна вошла первая, держа свечу перед собой обеими руками так, чтоб огонёк находился на уровне  глаз. За ней – Ярослав, последним переступил порог Илья. На мгновение Мир замер.  Потом дверь,  громко захлопнулась, и…  дом пришёл в движение: он раскачивался из стороны в сторону, издавая ни-то треск не-то стон. Снаружи могло показаться, что  ещё немного и  крыша соскользнёт вниз, а умело вытесанная из дерева конская голова, венчающая строение, вот-вот заржёт от ужаса. Минут пять продолжалось это безумие, за тем ставни и двери резко раскрылись…; первой вылетела Анна, всё так же сжимая в руках заветную свечку, она плавно приземлилась обеими ногами на тропинку. За ней, немного дальше,  плюхнулся  на четвереньки Ярослав – гораздо  менее удачно, следом за ними, кубарем, словно огромный, тяжёлый мяч, пересчитав всем телом ступеньки, выкатился Илья. 

 

- За, что ж он меня так не любит – от досады крикнул Илья.

 

 Раннее утро.  На железнодорожную станцию  Соколовка, прибыл пассажирский поезд, на платформу вышел молодой человек, лет двадцати пяти. Среднего роста плотного телосложения, светлые коротко стриженые волосы, зачёсаны к затылку, что особенно подчёркивает его орлиный профиль. На молодом человеке светло-серая, в тон  глаз, рубашка,  тёмно-серые широкие брюки, в правой руке чемодан, через левое плечо небрежно перекинут пиджак. 

 

- Егор! – молодой человек оглянулся.  По пустому пирону к нему спешила высокая девушка в голубом платье

 

 –  Наконец-то приехал! – подбежав,  выпалила она – Недавно  ко мне попал интересный рукописный документ, хочу, что б ты посмотрел…

 

Неуёмная страсть Анны к древним славянским рукописям, началась ещё на первом курсе истфака, где они с Егором учились.

  Аннушка  совсем не изменилась: ни тебе здравствуй! ни как доехал? – без лишних отступлений, сразу к делу. В этом она вся – подумал Егор         

 

 - Рад видеть тебя – улыбнулся он и  осторожно пожал узкую ладошку – сколько мы с тобой не встречались? Кажется, года два прошло. 

 

- Да, наверно – не помню. Я тоже рада видеть тебя! Но суть не в этом.  Так вот о рукописи: там, в конце есть приписка, что продолжение истории надо искать в капризном доме и рисунок, на котором очень точно изображён  дом и сад вокруг него. Я твёрдо уверенна, что знаю, где он находится – совпадение полное!  Местные жители говорят, что в давние времена, жил в этом доме ни-то колдун, ни-то священно – служитель, точно не знает ни кто, но сейчас дом заброшен – боятся его люди. Они этот дом капризным называют –  быстро говорила Анна, по дороге к остановке автобуса, и потом пока ехали – А теперь, готовься удивиться – торжественно объявила Анна.

 

- Всегда готов!

 

- Три раза мы пытались попасть внутрь дома и каждый раз со свистом вылетали на улицу, не продержавшись и десяти минут! Такое ощущение, что все сквозняки мира поселились в нём – поверишь ли; но каждый раз, основательно повращав  по горнице, какая-то неведомая сила, выдувала нас вон.

 

 - Слышу мистические нотки: капризный дом, неведомая сила…, может тебе в отпуск сходить?

 

- Не веришь. Понимаю, мало - кто может поверить. Сегодня сам увидишь, если конечно пойдёшь с нами – Анна посмотрела на Егора, по лисьи прищурив глаза – он знал – это вызов, то есть проверка на-слабо.

 

 - Пойду! Разве я могу отказать себе в удовольствии полетать на сквозняках целого мира. Но сначала хотелось бы, всё-таки, взглянуть на твою находку.

 

- Конечно, покажу – улыбнулась Анна - тебе непременно надо её увидеть, на то есть особая причина…, но об этом потом.

 

 - Приехали – объявил водитель – конечная.

 

Молодые люди, вышли на центральной площади районного города. Прямо за площадью расположился парк, а за ним набережная. Справа от центрального входа в парк, среди густой зелени виднелся угол двухэтажного здания из красного кирпича, явно до революции принадлежащего, какому-нибудь, зажиточному купцу.

 

-  Вот это наш краеведческий музей, я здесь работаю, а теперь и ты – сказала Анна – а там, за парком набережная, если пройти немного влево – выйдешь на пляж.  Через полчаса у меня экскурсия намечена, так что, я провожу тебя до общежития и побегу. Вечерком сходим в хранилище, покажу тебе рукопись, а потом пойдём к бабе Вере чай пить. Я у неё квартирую – замечательная старушка, сам увидишь – она столько всего знает про давние времена. Кладезь памяти – да и только! 

 

- Принимается – согласился Егор.

Уладив все формальности и став счастливым владельцем ключа от отдельной комнаты в общежитии, Егор задумался, чем бы занять себя. Спать совсем не хотелось; не сидеть же в душной комнате до вечера. 

 

- Погулять по городу или…? На пляж! – сказал себе он, облачаясь в красную тенниску и хлопчатобумажные штаны. Через пол - часа Егор, лежал на волжском горячем песочке. Неподалёку расположился пляжный фотограф; сухонький старичок с опрятной бородкой,  на нём: светлый летний  костюм, и соломенная шляпа цвета варёной кукурузы. Прочно установив в песок табличку со славами: ФОТО НА ПАМЯТЬ, в стиле ретро! НЕДОРОГО,  он чинно сидел на раскладном стульчике, а вокруг, притихшей стайкой,  разместилась детвора. Фотограф, что-то рассказывал.  Егор прислушался:

 

- Есть такой корабль он хрустальный – вещал нараспев старик – каждый, кто ступит на палубу удивительного судна, на время плаванья, становится невидимым.  Иногда в ясную погоду, силуэт волшебного корабля можно различить на волнах  в сверкающих солнечных бликах. Мало кто знает, но именно поэтому иногда люди в задумчивости замирают мечтательно глядя на воду - сами того не понимая они чувствуют приближение чуда. Увидеть хрустальный корабль дано не каждому, но тот – кому он покажется,  даже если во сне, непременно вскоре станет пассажиром хрусттального корабля. Неведомо, в какие края он держит путь, но доподлинно известно, что счастливых путников, оказавшихся на его борту,  он возвращает  туда, где им  предназначено было родиться – вещал нараспев старик.

 

- Старик, а голос молодой – подумал Егор.

Толи заметив боковым зрением толи, почувствовав, внимательный взгляд; фотограф неожиданно повернулся к Егору. 

 

- Молодой человек  хочет сфотографироваться? – весело спросил дедок – На память, так сказать. Если не ошибаюсь, вы приезжий? Так ведь? 

 

- Так и есть – фотографируйте, пусть будет память! – в тон ему ответил, вставая Егор.

 

- Как знать, может скоро придёт время вспоминать – сказал себе под нос фотограф, скрывая лицо за объективом, тихо так сказал – но Егор услышал.

Философствует старик – подумал Егор. Настоящий смысл фразы, он поймёт позже. 

 

- Красивая легенда, я раньше нигде её не слышал. Что за народ придумал хрустальный корабль? – спросил Егор, после того как нужный кадр был сделан и фотограф, судя по всему, собрался уходить.

 

- Может легенда – а может и правда – уклончиво ответил старик, аккуратно укладывая фотокамеру в чехол.

 

-  Не понял – вы хотите сказать…?

 

- Что хотел – уже сказал – оборвал его старик. Завтра за снимком приходи. И явно давая понять, что не намерен продолжать разговор,  неуловимым движеньем, откуда-то,  выудил большие, карманные часы, по форме похожие на сплюснутую луковицу.

 

- Сколько время, не подскажите? – спросил  Егор. 

 

Старик, неторопливо покрутив завод, ответил:

 

- Полдень.

 

- Благодарю, похоже, и мне пора – засобирался Егор.

 

- Да, дружок, тебе давно пора – сказал шёпотом старик – на этот раз молодой человек не расслышал его слов.

 

 Егор прошёл несколько десятков метров по раскалённой набережной и  нырнул в спасающую, прохладу аллей прибрежного парка.  Странный старик – размышлял Егор, неспешно вышагивая по дорожкам парка –  с чего вдруг он сделался таким хмурым, когда я про легенду спросил? Не понятный старик. Анна тоже удивила: дом этот…, может просто заработалась…?  Интересно: каким периодом она датирует документ – не успел спросить – жаль!  - обрывки мыслей водили хоровод в голове,  и не желали складываться в чёткую картинку понимания.  Это походило на решение задачки, где в условии неизвестно – всё.  Надеюсь, вечером всё прояснится.

Он так глубоко погрузился в свои раздумья, что не заметил как задел ногой ведро, с верхом  наполненное огурцами.  Ведро перевернулось, и плоды покатились по дорожке.

 

- Куда ж ты несёшься! – раздался старческий голос.

 

С перевёрнутого ящика вскочила бойкая старушка и кинулась подбирать раскатившийся товар. Егор постарался помочь, как мог, расторопной старушке.

 

- Ты, видать, приезжий  - она кинула цепкий взгляд на руки Егору – Давно ли прибыл? 

 

- Сегодня утром – кротко ответил Егор - Вы не первая догадались, что я не здешний, неужели в этом городе все друг - друга знают?

 

- Может все, а может – не все – ушла от ответа бабулька – меня баба Груша зовут, а тебя как величать прикажешь?

 

- Можно – Егором – улыбнулся молодой человек.

 

- Егор – Святогор. За крыльями своими пришёл – буркнула баба Груша себе под нос.

 

- Почему? – удивился Егор.

 

Баба Груша пристально посмотрела Егору в глаза, и быстро отвернулась - будто испугалась.

 

- Что: почему? – сделала вид, что не поняла, баба Груша.

 

- Почему – Егор – Святогор?

 

- А, да это, так…, К слову…,  пришлось. Будь добр, помоги ведро домой донести; покупателей всё одно не видать…, а я, за это, тебя квасом напою. Квасок у меня нынче удался – ядрёный получился.

 

- Раз надо – помогу –  Егор с готовностью, поднял ведро.

Баба Груша остановила свой взгляд на запястье Егора.

 

- Это что у тебя, милок, ожёг что ли? – решилась спросить старушка.

 

- Нет, это родинка – ответил Егор,  показывая очень ровное пятно на внутренней стороне запястья правой руки. 

 

- А я уж было подумала…, я, знаешь ли, хорошо ожоги лечить умею –  объяснила свой интерес баба Груша – ну, что, пошли? чего стоять то.

 

Они пересекли площадь и свернули  на узкую улочку с частными домами густо поросшую зеленью.

Некоторое время шли молча. Мысли Егора снова и снова возвращались к рассказу Анны о капризном доме.  Что ж там такое? В этом доме.

 

- Вы наверно в этом городе давно  живёте? – нарушил молчание Егор.

 

-  Очень давно. Да, ты спрашивай, сынок, чего хотел спросить – не стесняйся.

 

- Про капризный дом можете, что ни будь рассказать? – прямо спросил Егор.

 

-Наверно тебе уже успели  чего – то наплести?

 

- Есть немного – кивнул Егор – вот и думаю: правду или нет.

 

- Не знаю, что там тебе наговорили, только одно скажу: дом этот не простой и ходить туда не надо! – и сердито добавила: - Тебе особливо… нельзя! Ну, вот мы и пришли, входи гость дорогой  -  отворяя калитку, пригласила баба Груша. После жаркой улицы в гостях у бабы Груши показалось особенно прохладно, что приятно удивило Егора.

 

 Квас был выше всяких похвал; шипящая жидкость, слегка пощипывая, охладила гортань и жажды как не бывало. Егор с удовольствием выпил почти пол-литра чудо напитка.

 

- Там в подполе ещё квас есть, мне старой тяжело по лестнице скакать, помоги – коли не торопишься – попросила баба Груша.

 

- Помогу, как не помочь! После такого-то угощения! – радостно согласился Егор.

 

- Там в дальнем углу бидончик стоит, подними его наверх.

 

Подпол оказался значительно глубже, чем можно было подумать.  Молодому человеку сначала показалось, что помещение ни чем не освещено, и он хотел было вернуться обратно, что бы взять у хозяйки фонарь или на крайний случай свечу. Но когда глаза попривыкли, Егор  разглядел под  потолком тусклую лампочку, свисавшую на длинном плетёном шнуре. Егор сделал ещё пару шагов вниз и тут, на глаза,  будто пелена упала, тело пленённое слабостью, обмякло, а сознание погрузилось в тяжёлый глубокий сон. Он не почувствовал как соскользнул по ступенькам вниз и растянулся на земляном полу. 

 

- Баба Вера, Егор пропал! – с порога, едва дыша, выпалила Анна.

 

- Как пропал – всплеснула руками румяная старушка в цветастом переднике. 

 

- Я и на пляж сбегала и в парке искала, в общежитие его тоже нет – выдохнула Анна, тяжело плюхнувшись на скамью – Ярослав с Ильёй по городу Егора ищут. Что делать, если не успеем найти?

 

- У него здесь знакомые, какие ни будь есть? – нахмурилась баба Вера.

 

- Нет, конечно, он в нашем городе впервые.

 

- Вот беда – не устерегли – если до полуночи не объявится, поздно будет.

 

- Не начудила ли баба Груша чего – предположила Анна.

 

- Груша  зарок дала – не могла она его нарушить – задумчиво сказала баба Вера.

 

- Я пойду дальше искать, чего гадать зря! – подскочила Анна.

 

- Погоди милая, вон идут Илья с Ярославом и, похоже, Егор с ними. Вон, глянь ка – он это? – указала в окно баба Вера.

 

Егор с трудом передвигал ноги, Ярослав и Илья поддерживали его по бокам, за ними понурив голову, плелась баба Груша.

 

- Что с Егором? – испугалась за друга Анна.

 

- Ты как в воду глядела, Аннушка, видать Грушка опять что-нибудь отчубучила! Вон вишь, какая - виноватая идёт – сердилась баба Вера.

 

- Так я и знала.

 

- Зачем ты Егора сонным зельем опоила? –  вопрошала к старой подруге, баба Вера, когда Егор был благополучно уложен в горнице, и сладко  посапывал во сне, а молодёжь разошлась по делам. 

 

- Отсиделся бы у меня в погребе, так и обошлось бы – насупилась баба Груша.

 

- Врата открываются, Груша, люди и так уже пропадают – плутают по чужим мирам. Поводырь ох как нужен, неужто не понимаешь?! – баба Вера закончив хлопоты по кухне, устало опустилась на скамью рядом с подругой – Натворила ты дел! Что теперь выйдет не известно.

 

- Он ведь крылатым должно, станет, ты знаешь: боюсь я их – баба Груша испуганно посмотрела на подругу – вдруг он меня обратно отправит! А так, парень он хороший я это чую, зла ему ни какого чинить не собиралась, попридержать хотела – да и только. Ай, да ладно, пойду я – махнула она рукой и пошла прочь. 

 

  Вечером того же дня Анна,  Илья и Ярослав пили чай с пирогами на аккуратной кухоньке бабы Веры, и тихонько переговаривались. Егор всё ещё  спал в соседней комнате.

- Вы уверенны, что это он?- спросила Анна.

 

- Он это, милая – вздохнула баба Вера – я хорошо разглядела родинку – круг ровный – ровнее не бывает и силу в ней, я чувствую большую. Только после Грушкиного зелья сдюжит ли? Надо бы отложить на год.

 

- Откладывать нельзя – заявил фотограф, входя в дом – в следующем году поздно будет – пропадут семена, не раз уж так бывало.

 

- Так, всё, решено – я пойду с ним – заявил Илья.

 

- Давно кубарем не летал?! – строго напомнила  Анна – семена дело хорошее и рукопись тоже не плохо бы найти, только нельзя человека в таком состоянии неизвестно куда посылать. Я даже говорить ему ни чего не буду! И вы не смейте, а то не дай бог узнает… 

 

- Уже узнал  - в дверях, ведущих в горницу, стоял, улыбаясь, Егор – Когда в капризный дом пойдём?

 

Анна тяжело вздохнула, из всех присутствующих только она знала, что если Егор куда-то собрался – останавливать бесполезно, таких упрямцев днём с огнём не отыщешь.

 

- Но для начала скажите: как вы узнали, что я в подвале у бабы Груши.

 

- Я сказал – отозвался фотограф – я, как только плёнку проявил – сразу понял, куда тебя занесла нелёгкая, ну а дальше Илья с Ярославом действовали…

 

 -  Не совсем понял. Но всё равно – спасибо! – Егор пожал руку фотографу.

 

-  И понимать нечего: на моих фотографиях, ни то, что есть, а то, что будет, проявляется?  – заявил старик.

 

- Позвольте узнать – обратился Егор к фотографу – что так рассердило Вас, тогда на пляже? 

 

- Не дело про чужие легенды выпытывать, когда у тебя своя есть – насупился старик.

 

Старик явно не в себе – подумал Егор.

- Интересно было бы на рукопись взглянуть – обратился он к Анне.

 

- Поздно, музей уже закрыт. Придётся подождать завтрашнего дня. Да, забыла сказать: текст выведен славянскими рунами.

 

- Нам не пора идти? – встрепенулся Егор, забыв о предательской слабости во всём теле – За окном темнеет! 

 

- Не торопись сынок -  остановила молодого человека баба Вера – не время ещё, садись к столу, подкрепись, силы тебе понадобятся.

 

Ближе к двенадцати ночи Анна, Ярослав, Егор, Илья  и старик фотограф, стояли перед  заброшенным домом, бурно обсуждая план действий, который не желал складываться в стройную схему. Весь вечер, у бабы Веры, и потом -  по дроге, друзья спорили, но так и не смогли договориться и теперь, приходилось решать на месте: что и как…:

 

- Я пойду вместе с Егором – заявлял Илья – а потом вы. 

 

- С Егором надо идти мне – не соглашалась  Анна – ко мне дом спокойнее относится.

 

- Если что, у тебя сил не хватит помочь Егору – не сдавался Илья.

 

- Нет причин спорить – заявлял Ярослав – я пойду: у меня и сил хватит помочь, и дом ко мне терпимо относится.

 

- Но я сильнее! – не успокаивался Илья – для общего дела будет лучше…! – и спор разгорался опять.

 

 К счастью сильно заросший сад надёжно укрывал их от любопытных глаз редких прохожих.

Егор не участвовал в разработке плана действий, он для себя давно решил, что пойдёт один. Стоял чуть в стороне и тихо переговаривался с фотографом, в ожидании назначенного времени.

 

- Увидишь там небольшой мешочек, перевязанный красной тесьмой, так вот, возьми его и отбрось подальше от себя – не забудь, это важно – наставлял Егора фотограф.

 

- Можно узнать, что в нём? - поинтересовался Егор. У молодого человека на мгновенье появилось  ощущение, что  он ещё спит –  он с трудом заставлял себя поверить в реальность происходящего.

 

- Может, и узнаешь, но не сейчас – продолжал говорить загадками фотограф.

 

Снова,  как тогда на пляже – в его руке оказались часы,  фотограф покрутил осторожно завод на часах

 

- Пора? – спросил Егор

 

- Вот видишь – ты сам всё знаешь – улыбнулся фотограф – а скоро будешь знать:  больше чем всё. 

 

Как только Егор вошёл в дом, дверь, с грохотом захлопнулась, и помещение пришло в движение. Егора потоком воздуха подняло к потолку и закружило по комнате, стены со скрипом раскачивались, норовя вот-вот рассыпаться, в один момент всё стихло, дом замер, и Егор больно упал на пол.

 

- Слава Богу, хоть кости кажется, целы – сказал себе Егор, тяжело поднимаясь. Как только он встал на ноги, горячий поток воздуха, обжигая грудь и лицо, прижал его к двери.  Левой рукой Егор схватился за косяк, а правую руку, поднял, что бы защитить глаза от горячего ветра. Запястье обожгло…, и ветер стих, ставни с грохотом захлопнулись, приоткрывшаяся было дверь, плотно прилегла к косяку. Когда к Егору вернулась возможность свободно двигаться, он вышел на середину горницы и огляделся.  Дом состоял из одной большой комнаты. Слева, в дальнем углу, расположилась большая русская печь по правую стену, вдоль ряда окон, протянулся длинный стол, вдоль него грубо сколоченные лавки. Левая стена без окон, возле неё кровать поставлена, а рядом с кроватью большой сундук стоит.  Если находясь снаружи можно было с полной уверенностью сказать, что  дом не жилой, то попав внутрь, возникало абсолютно противоположное впечатление. Обстановка выглядела так: будто бы хозяин только, что вышел и вот-вот вернётся.  Егору стало не по - себе, он вдруг почувствовал себя вором, пробравшимся в чужое жилище. Но в этот момент за плечами шевельнулось горячее дыхание присмиревшего ветра, и Егор решил, что надо поторопиться, пока неизвестная сила вновь не попыталась выставить его из помещения.

 

- Где может быть спрятана рукопись?  – подумал он вслух. Молодой человек бросил взгляд на полки, уставленные домашней утварью – Там вряд ли -  слишком на виду – сказал себе Егор – скорее – в сундуке.

 

Как только он коснулся крышки сундука, резкая боль обожгла руку, он невольно посмотрел на неё: вместо чёрной круглой родинки с внутренней стороны запястья алел чётко выведенный знак. Егор хорошо знал, что это за символ.

 

- Вот и распустился цветок папоротника – послышался скрипучий голосок. Вслед за голосом из-под кровати, кряхтя и чихая, выбралось невиданное существо. Ростом не больше полуметра, казалось, что оно состоит из лохматой, до белизны седой шевелюры, что растёт  от самых глаз, затем плавно переходит в бороду, и торчащих из-под суконной рубахи мохнатых ступней (не по росту больших).  Короткие ручки едва выглядывали, заслонённые бородой.

 

- Ты кто? – вырвалось у Егора. Не сводя глаз с неведомого существа, он упрямо пытался поверить своим глазам – плохо у него это получалось.

 

- Кукшей меня кличут, я хозяин дома – ответило существо, карабкаясь на высокий сундук, и благополучно усевшись, произнесло: -  Ну, здравствуй, Егор – Святогор.

 

- Хозяин говоришь.  Прости, не знал, что здесь кто-то живёт, меня уверили, что дом бесхозный – Егор не заметил того, что перестал обращать внимание на то, что его в очередной раз обозвали чужим именем.

 

- Не извиняйся – махнул ручкой Кукша – человеческого хозяина у этого дома и впрямь нет, я домовой. А ты за своими крыльями пришёл?

 

- Нет, я ищу руко… - начал объяснять Егор, но осёкся – постой! Какие крылья?

 

- А те,  на которых ты паришь – они хоть не видимые, но я их чую.

 

И в самом деле, Егор только сейчас заметил, что его ноги не касаются пола, оказывается: он завис в воздухе примерно в сантиметрах двадцати от пола. Дар речи на время покинул Егора. Зато рассудок усиленно работал, пытаясь объяснить с точки зрения реальности: что собственно происходит – объяснение выходило с натяжкой.

Он понимал, что сейчас видит, чувствует и слышит, скорее всего, результат действия: или какого-то психотропного газа, неизвестно как попавшего сюда, либо это последствия выпитого зелья (кто знает, из чего его баба Груша сварила).

 

- Рукопись, она в сундуке? – отгоняя от себя бесполезные размышления, выпалил молодой человек.

 

- Э – не! – погрозил пальчиком Кукша – там – и он указал на крышку сундука – продолжение.

 

- Именно его я и хочу увидеть – с горячностью учёного искателя произнёс Егор. Потом осёкся и добавил  -  если это конечно, возможно.

 

- Отчего ж нет?! Возможно всё – коли себя помнишь – улыбнулся Кукша, обнажив единственный криво торчащий, зуб – ты, разве себя помнишь?

 

- Мне, что свою биографию рассказать? – загадочные ответы Кукши начинали Егора раздражать.

 

- Я не знаю, что такое био…фия, но то, что ты себя не помнишь – вижу ясно – заявило существо - вот ты не знаешь, кто ты, а я тебя знаю.

 

- Знаешь – так скажи – желая поскорее закончить пустые разговоры, и наконец, получить рукопись, смирился Егор.

 

- Ты у нас: на-ви-га-тор! – старательно произнёс Кукша.

 

- Как скажешь – смирился Егор.

 

- Раньше вас поводырями звали, а нынче, значится, переименовали и крылья добавили, что б значит, сподручнее было народ потерявшийся, по чужим мирам собирать и возвращать домой  –  неспешно назидательным тоном продолжал Кукша, поудобнее устраиваясь на покатой крышке сундука. Вероятно, он готовился к длинному монологу.

 

- Говори что хочешь, а пока дай хоть взглянуть на рукопись – взмолился Егор.

 

- Да, что ты всё: рукопись да  рукопись! – вспылил Кукша – врата меж мирами открываются, люди вовсю пропадают, по чужим мирам скитаются, их выручать надо! А ты рукопись! Кто как не ты возвратить их сможет. А сколько проходимцев из соседних миров к нам в личине человеческой пробралось за последнее время – и не счесть! И, что творят…, что творят!  Кто их усмирять будет! Ты – Святогор, и если тебе сила великая дадина, помогать должон. А ты всё – рукопись – рукопись!

Егора тронула запальчивая речь удивительного существа, но Кукша явно его с кем-то перепутал.

 

- Послушай, старик, я не Святогор – примирительно сказал он – Я – Егор, приехал в этот город, что бы поступить на работу в ваш краеведческий музей, понимаешь? Я историк и потому очень интересуюсь рукописью, которая лежит, судя по всему в этом сундуке. Дай мне хоть взглянуть на неё, и я сразу уйду. Ты ошибся, старик, я не Святогор. 

 

- Не мог я ошибиться, крылья тебя признали – устало сказал Кукша – Чуешь их за плечами? И на руке у тебя Перунов цвет распустился…!

Более всего Егор чувствовал дикую усталость, несвоевременная дрёма накатывала как тогда в подвале у бабы Груши. Борясь с внезапной дурнотой, он сел прямо на пол.

 

-  Как скажешь…, пусть я Святогор, только позволь заглянуть в сундук – тихо промолвил он.

 

- Продолжение увидеть хочешь -  вспомни себя – не сдавался Кукша. 

 

- Знать бы как это делается – ухмыльнулся Егор.

 

- Это как вынырнуть из бессвязного сна в жизнь – свою жизнь.

 

- Прости старик, но я опять ни чего не понял.

 

- Боюсь я за тебя. Опасно, себя не помня, в продолжение  смотреть – Кукша смерил Егора оценивающим взглядом - в этот раз ты не великого роста получился, но зато крылья тебе даны – может так оно и лучше –  разглядел я в тебе зелье сонное, неладно это.  Управишься ли?

 

- Управлюсь – твёрдым голосом сказал Егор. 

 

- Жалко мне тебя отпускать, и не пустить не могу, слишком мало нынче ходящих по мирам…  Главное знай: уснуть ни как нельзя, уснёшь - не воротишься, так уж было. Врата меж мирами открываются, что из этого будет – не знаю – пригорюнился Кукша. И,  нехотя сполз с сундука.

 

- Там небольшой мешочек увидишь, возьми его в нём семена радуги. Помни: нельзя, что бы он в яму попал, куда угодно только не в яму. 

 

На последние слова Кукши, молодой человек мало обратил внимание, он уже открывал крышку сундука.

Плотный туман обступил Егора, ноги перестали чувствовать под собой твердь, но лопатки хорошо ощущали горячее дыхание невидимых крыльев, надёжно державших ослабевшее тело.  Неодолимо хотелось спать, разозлившись на себя, он тряхнул головой и, стало ещё хуже – подступила дурнота.

 

- Ну, спасибо тебе, баба Груша, удружила! – крикнул Егор, отгоняя от себя назойливый сон – не помогло.  Веки упорно закрывались, дыхание становилось глубоким и как во сне ровным. В последней попытке одолеть опасное забвение, Егор с силой разлепил тяжёлые веки.  В круг него пелена постепенно растворялась, Егор вдруг увидел, что стоит на краю глубокой горной расщелины. Влажный холод поднимался из её недр,  ввергая в озноб тело и душу. Белая пелена, как саван, снова опустилась на сознание, лишая тело чувств. Егор пристально вглядывался в сырую тьму, не осознавая, что именно хочет там увидеть. В этот момент ему казалось, что суть бытия заключена в немом оскале непроглядной глубины.  Отгоняя  сон, Егор попытался мысленно вернуться к спутникам, ожидающим в саду заброшенного дома. Но так и не сумел припомнить: ни имена, ни лица -  их образы будто растаяли в памяти. Постепенно и сад и дом, всё – всё, что было до… - забылось. Память Егора стала походить на не тронутый кистью художника, холст.

 

- Уйти, надо поскорее уйти отсюда – шептал Егор, но слабость  не отпускала, ноги подкашивались; тело требовало покоя – долгого покоя, очень долгого.  Коварная глубина неотступно влекла. Сделав над собой неимоверное усилие, он отпрянул от ямы – стало немного легче.  Егор посмотрел вокруг: исполинские сосны, ласкаемые горным ветром, лениво шевели верхушками, ароматные травы кланялись в пояс, по очень синему небу плыли белые (до рези в глазах) облака.  Всё дышало, всё жило вокруг, и только он не чувствовал себя живым. Над головой пролетела большая серая ворона, Егор заметил в её клюве что-то красное, когда птица приземлилась на край расщелины, он сумел разглядеть, что в клюве у неё маленький полотняный мешочек, перетянутый красной тесьмой.

 

- …куда угодно, только не в пропасть…- вспомнился чей-то голос.

 

- …это важно! – вторил кто-то другой.

 

Егор чувствовал, что приближаться к краю расщелины, в теперешнем состоянии, опасно, но в то же время, почему-то знал: он  ни за что не допустит, чтобы эта вещица упала на дно каменной ямы. Он осторожно подходил к вороне, птица не испугалась, она высокомерно сверлила взглядом приближавшегося человека, держа клюв над зловещей глубиной.

 

- Только бы успеть подхватить! – думал Егор, хорошо понимая намеренье вороны.

 

Он обошёл с правой стороны птицу и присев на корточки приготовился ловить важную ношу. Ворона не шелохнулась, она просто разжала клюв. Егор подался вперёд и, поймав, заветный мешочек, отбросил его далеко в сторону, но сам, потерял равновесие и упал в расщелину.

 

- Куда угодно, только не в яму…  – последнее, что вымолвил Егор.

 

 Святогор медленно падал вниз, заключённый в горячие объятия невидимых крыльев. И вспоминал себя.  

Тем временем у дома царило тягостное ожидание: Анна не находя себе места, мерила шагами тропинку от калитки к крыльцу, Ярослав, не отходил от окон, пытаясь разглядеть хоть что-то в щелях ставен – бесполезное занятие. Он это давно понял, но не оставлял попыток. Илья, с момента как дом притих, дежурил у двери, то и дело, подёргивая её, прикладывал ухо к косяку – надеялся хоть что-то услышать – он слышал только тишину.

 

 - Всё, я не могу больше ждать – не выдержал Илья – отправили человека одного, полусонного…, надо дверь ломать, может, успеем помочь! – пробасил Илья и потянул ручку  двери на себя, дверь легко распахнулась.  Оттолкнув Илью (откуда только прыть взялась), первым в дом вбежал фотограф, он сразу же заприметил полотняный мешочек, лежащий на крышке закрытого сундука. Старик со счастливой улыбкой благоговейно взял своё сокровище.

 

- В этот раз получилось – бубнил он, бережно поглаживая грубое сукно – народится крылатое племя в этом городе – так тому и быть.

 

- Где Егор? – громко спросила Анна, в дом она вошла последней, так как находилась у калитки, когда Илья смог открыть дверь.

 

- Нет больше Егора – ни сколько не печалясь – сообщил фотограф, и тихо добавил: - был Егор да весь вышел.

 

- И впрямь: не видать – хмуро добавил Илья.

 

- Может рукопись в сундуке лежит – предположил Ярослав и ринулся открывать сундук – там оказалось пусто.

 

- Не было здесь ни какой рукописи – огорошил всех фотограф.

 

- А как же слова: продолжение истории ищите в капризном доме? – удивился Ярослав.

 

- Продолжение истории началось – милостиво пояснил старик, и, спрятав за пазухой драгоценную находку, направился к двери. У выхода обернулся и добавил: - Завтра ночью приходите на центральную площадь – будет, что посмотреть – и скрылся за дверью. Первой опомнилась Анна

 

- Надо хорошенько поискать, не мог же Егор раствориться, в самом деле, может он где-нибудь без сознания лежит.

 

Каждый уголок обыскали друзья. Ярослав предположил, что в доме может быть потайной ход или какая скрытая от глаз комната, и они простучали все стены сантиметр за сантиметром – ни чего не нашли. Дошло до того, что Илья с досады, даже в печь заглянул. Так и не поняв, что случилось с Егором, друзья поздним утром разошлись по домам. Предварительно они договорились встретиться следующей ночью на площади, и отыскать фотографа, который явно чего-то не договаривал. Надо ещё раз расспросить старика – решили они.

 

По утренним улицам, шагает старый фотограф и разбрасывает семена радуги (на вид – семечки подсолнуха только разноцветные) подобно давнему сеятелю, бросающему зёрна в распаханную землю.  Редкие прохожие оборачиваются, удивлённо глядят на странного человека, а он идёт, тихо напевает одному ему известную песенку и, широким движением руки сыплет волшебство, на радость земле.

В следующую ночь на площади фотограф сам разыскал молодых людей. И в очередной раз, ответив на вопрос о Егоре, что Егора больше нет, завёл свой разговор:

 

- Сегодня ночью, рождённые в сиянии тысячи радуг  младенцы, будут одарены крыльями,  сегодня ночью в этом городе родится молодое поколение поводырей – восторженно сообщил старик.

 

- К добру ли это будет?! – размышлял вслух Илья. 

 

- Какая разница…! Главное что - БУДЕТ!  В небо, посмотрите в небо!– воскликнул фотограф

 

Сквозь тёмный небосвод, пронзая черноту пёстрым светом,  взлетела радуга, потом ещё одна, ещё и ещё…,  через несколько мгновений в чёрном небе кружили тысячи ярких  радуг, образуя  над городом сверкающий купол.  Не понятно: по каким вселенским законам – без единого луча солнца, было позволено свершиться этому чуду. Молодые люди замерли в восторге, любуясь небывалой красотой.

 

- Молодец ваш Егор! – выкрикнул, радуясь, старик – если бы ни он – ни чего этого не было.

 

Анна тайком смахнула слезу – потеря старого друга, да ещё и при том, чувствовать себя виновницей несчастья – не лёгкое испытание.

 Не далеко от города, стоя на высоком утёсе, любовался хороводом радуг ещё один человек. Святогор знал, что вернётся в этот город через двадцать лет, что бы поставить на крыло молодое поколение навигаторов. А пока…, даже всесильные боги не ведали, что он жив. 

 

Автор: Еленна Кирюшина


67


Источник | Адрес этой страницы:



Расскажи в социальных сетях:


4
Нравится
4
Комментариев: (4), Опубликовал: Vedrus, Просмотров: 9734
Какие эмоции у вас вызвала публикация? (УКАЖИТЕ НЕ БОЛЕЕ ДВУХ ВАРИАНТОВ)
Возмущение Грусть Надежда Одобрение Отчаяние Радость Смех Страх Стыд Удивление Удовлетворение

Вы читали Возвращение навигаторов

Предлагаем также ознакомиться с похожими материалами:
Самые читаемые материалы
Самые обсуждаемые материалы
Свернуть блок
Свернуть рекламу

Все новости | Новость Возвращение навигаторов была опубликована в Авторское, Статьи, КАПРИЗНЫЙ ДОМ 16 августа 2013! Читайте свежие Русские Новости Славян на Мидгард.Инфо !
Свернуть блок
Свернуть комментарии



  • Вконтакте
  • Facebook

   Бабай написал(а):  
0

Цитата: Keya
Сердечно благодарю за поддержку!

Да не на чем, лапа.)))
Сам в параллельные миры шмыгал сначала ментальным телом, а потом, естественно, и астральным...)))
Наши предки вообще жили сразу в трёх мирах (как минимум и в основном). Второй мир - наш же, но без людей почти(некто Михаил Радуга его "фазой" называет)... А вот третий - как заповедник... там до сих пор - гигантские деревья и флора и фауна - как при предках... Сказка, в общем...
Если захочешь продолжать - могу подсказать формы медитации, которые помогут тебе легко попадать в третий мир...)))
Вот моя аська - 645288836 или на моём форуме тему для себя заведи - http://babaj.owndesign.ru/
Цитата: Keya
К сожалению - детство моё давно кончилось...

А вот тут позволь хихикнуть...)))
Мне без разницы твой биологический возраст...)))
Я вокруг себя в мире вообще крайне редко взрослых людей вижу...))) так постаревшими и поседевшими младенцами и умирают...)))

Skomoroh Chernigovsky,
Благодарю за фотку... Уважаю...
Не то что нынешнее "виртуальное племя" - никакого вежества... как бандерлоги какие-то...
Добавлено: 21 августа 2013 12:37 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]


   Keya написал(а):  
0


Бабай,
Сердечно благодарю за поддержку! К сожалению - детство моё давно кончилось, но всё равно большое спасибо!Бабай,


sotnik,
Не знаю, что ответить. Пишу по наитию. Спасибо, что прочли.sotnik,
Добавлено: 21 августа 2013 12:09 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]


   Бабай написал(а):  
+1

Skomoroh Chernigovsky,
Это что, сценарий очередного голливудского идиотизма?

Слышь, коллега...)))
Не надо так... на детей-то...
К тому же сама идея - о проводниках(стражах) между параллельными мирами - вовсе не фантастична по определению...
Добавлено: 17 августа 2013 01:09 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]


   sotnik написал(а):  
0

Когда Даос достигший Просветления уходит с планеты Земля, это событие на небосводе знаменуется радугой....
Как я понял - Волхи тоже шли методом Дао...
Добавлено: 16 августа 2013 23:57 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]

Информация

Важная информация для новых (не зарегистрированных) посетителей

Если вы впервые на сайте то вам необходимо:


Если ранее вы были зарегистрированы в социальных сервисах то вам необходимо:


Если вы зарегистрированы на сайте то: