Добавить в закладки
X

Последние новости России и Мира » Новости » Новости России » Образование в России. Ниже плинтуса можно?

Образование в России. Ниже плинтуса можно?

Опубликовано: 30 апреля 2010
Функционал




«Наполеон встал, и вслед за ним все поднялись. Продолжая еще развивать свои общие соображения, император, ходивший крупным шагом из одного конца огромного своего  кабинета в другой, неожиданно изменил свой курс и пошел прямо на Талейрана, стоявшего прислонившись к камину. Он подошел вплотную, замолчал, некоторое время пристально вглядываясь в его лицо. В зале наступила полная тишина. «Вы - вор!» - вдруг резким голосом крикнул Наполеон, и эти слова были как удар по лицу». А. Манфред

...Относительно чиновников, подготовивших реформу российского образования, такой вопрос излишен. Они и не скрывают, что живут на деньги «Международного банка реконструкции и развития»1 и работают под руководством некой международной же «комиссии». Пикантно, что заказ зарубежных работодателей наши «реформаторы» перевыполнили и в результате сильно подвели своих западных хозяев. Оказывается, в измене Родине тоже нужно знать меру.

Суть «Дела» выглядит следующим образом.

При поражении СССР в Третьей мировой (холодной) войне значительную роль сыграли недостатки советской системы образования, прежде всего:

- недостаточная научная, педагогическая и психологическая подготовка учителей;

- заорганизованность учебного процесса и школьного быта;

- безраздельное господство механизмов подавления креативной активности и личностного роста.

В результате школа не смогла исполнить свое предназначение, то есть обеспечить государство кадрами, способными успешно противостоять экономическому, культурному и научному потенциалу всего мира.

Эта задача была, однако, едва ли не решена в 1960-е годы, эпоху расцвета советских физико-математических школ.2 Тогда страны Востока и державы Запада изучали наши педагогические концепции и пытались их копировать. Тогда аналитики администрации Джона Кеннеди предложили чеканную формулу: «стратегия развития системы образования есть часть геополитической доктрины страны», и Соединенные Штаты начали подготовку к грандиозной и очень дорогостоящей реформе.

Советский Союз внутренне признал поражение в мировом конфликте раньше, чем усилия американцев привели к какому-то реальному результату, и в последующие десятилетия западное образование по инерции развивалось в намеченном направлении, а советское по инерции деградировало.

В России времен «застоя» качество подготовки специалистов всех профилей медленно, но неуклонно падало со временем.

Процесс этот не был проанализирован, и когда в 1990-е годы началась школьная реформа, речь шла, в основном, о стандартной «работе над ошибками». Предполагалось улучшить учебники, ввести ряд новых предметов, таких как ТРИЗ, РТВ, мировая художественная культура, история цивилизации, избавить школу от диктата РОНО и Минпроса, омолодить преподавательский состав.

Делать все это было надо, и намерения «перестройщиков» были самыми добрыми, но в который раз подтвердилось, что самая плохая стратегия лучше, нежели отсутствие всякого плана. В условиях общей деструкции государства и его подсистем реформы, предусматривающие «сначала до основания разрушить, а уж затем...», благополучно завершались на первом этапе.

К середине 1990-х годов мы фактически демонтировали имперскую систему образования.

И тут выяснилось, что советское/российское государство, как водится, шло своим путем и не попало в общемировой тренд. А тренд этот таков, что современный уровень образования в России (крайне низкий) - является несбыточной мечтой для большинства развитых стран. Причем, переломить тенденцию, вкладывая в системы «Школа» и «ВУЗ» дополнительные ресурсы, не удается: социальная машина потеряла управление.

Для нас сейчас несущественны причины возникновения катастрофического тренда в мировом образовании. Важен сам факт, приведший, в частности, к институированию «кадрового пылесоса» и перемещению высококвалифицированных специалистов в общем направлении с востока на запад.

Неожиданно (и без особых заслуг со своей стороны) Россия, наряду с Индией и Китаем, оказалась обладателем ценного и практически невоспроизводимого в нынешних условиях ресурса: системы образования, хотя и со скрипом, но все еще выпускающей молодых людей, способных бегло читать, грамотно писать, без существенных проблем складывать дроби и обладающих более или менее системными знаниями в истории и географии.3

Такое положение дел (вкупе с сохранившимся у России ядерным потенциалом) могло досрочно вернуть нашу страну в класс великих держав, что не всеми в мире обитаемом расценивается как радужная перспектива.

Здесь надо иметь в виду, что среди традиционных социальных институтов система образования занимает второе место по консервативности, уступая по этому параметру церкви, но превосходя вооруженные силы. Оборотной стороной консервативности является устойчивость: школу почти невозможно реконструировать, но и разрушить ее тоже довольно трудно. Во всяком случае, бесплановым реформам 1990-х годов это оказалось не под силу.

Разумеется, образование деградировало (мы уже упоминали этот естественный процесс, вызванный «старостью» системы «советская школа»), но снижение уровня подготовки выпускников носило логарифмический характер с «периодом полураспада» около пятидесяти лет. Это означает, что текущее состояние российской школы будет сохраняться еще одно-два поколения, то есть, по сегодняшним масштабам, очень долго. Если, конечно, своевременно не принять меры.

И это должны были быть очень хорошо продуманные и комплексные меры.

Прежде всего, новое поколение «реформаторов» вернуло себе рычаги прямого управления учебным процессом. «Вольница» первых лет перестройки, когда учитель мог варьировать программу занятий, сменилась жесткой регламентацией. Инсталлировав вместо старой тарифной сетки «таблицу категорий», функционеры районных, городских и так далее отделов образования получили в свое распоряжение действенный механизм воздействия на все структурные звенья школьной жизни. Механизм тотального контроля если и не стал строже, чем при советской власти, то, во всяком случае, приобрел большую эффективность. Строгость имперских законов традиционно смягчалась необязательностью их исполнения...

Школьная программа начала насыщаться новыми системообразующими предметами, такими, как ОБЖ. Аббревиатуру эту разные школьники расшифровывают по-разному, но вообще-то имеются в виду «основы безопасности жизнедеятельности».4 Расширили список «краеведений», «историй города», «валеологий», «основ цивилизационных знаний»,5 «основ менеджмента» и т.п.

А после этого по всей Великой Руси разнесся плач о школьной перегрузке. На службу был привлечен зарубежный опыт. Поскольку американские школьники не знают дробей, путают Бразилию с Боливией и считают, что Вторая мировая война началась высадкой в Нормандии (речь идет о том меньшинстве, которое вообще знает про эту войну),6 но при этом Америка живет хорошо, то и нам надо перестроить свое образование, исключив из него лишнее и добавив необходимое.

Список «лишнего» впечатляет. Логарифмы, тригонометрические функции, степенные функции, стереометрия. Дроби пока отстояли.

На рубеже веков разыгрывается постыдный фарс, когда господин министр образования говорит общественности, что, поскольку лично он понятия не имеет о кровеносной системе ланцетника (и ничего: министром, вот, работает), то и школьникам знать зоологию не обязательно. А что в мире начинается биологическая революция, так на все - воля Божия.

Сначала сокращали темами, потом - целыми отраслями знаний. Но для такого инерционного механизма, как школа, такой подход оказался недостаточно системным. И тогда были разработаны «принципы реформы»:

Основными целями образования отныне являются «воспитание самостоятельности, правовой культуры, умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности, знания экономики, права, менеджмента, социологии и политологии, владения иностранным языком».

Средствами достижения этих целей служат «разгрузка образовательного ядра, отказ от сциентистского и предметоцентрического подхода,7 существенное сокращение объемов образования, отстранение специалистов-предметников от обсуждения «своих» программ».

Для унификации российского образования с международным необходимо «объективизировать процедуру оценки», перейдя на единую для всей страны систему тестов.

Понятно, что столь массированного удара не выдержит никакая система, даже самая консервативная и устойчивая. «До основания. А затем...»

Когда я впервые изучал этот документ, меня не оставляло ощущение «дежа вю»: что-то подобное я уже читал и, может быть, писал. Точно! В 1996 году я участвовал в стратегической ролевой игре по материалам Второй мировой войны, где исполнял обязанности великого фюрера германской нации. В пространстве игры была ранняя весна 1941 года, шла последняя стадия планирования «русской кампании» и предварительная проработка материалов, связанных с периодом после «Альтернативы» (так называлась наша версия «Барбароссы»). Изучались, разумеется, реальные германские исторические документы того времени. Именно тогда я столкнулся с комментариями к плану «Ост», известным письмом Бормана Розенбергу относительно политики на оккупированных территориях, докладной запиской Гиммлера «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей». Не откажу себе в удовольствии процитировать рейхсфюрера: «Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большое до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным (в понятных ему терминах рейхсфюрер говорит о воспитании «умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности и правовой культуры. - С.П.). Умение читать я считаю ненужным (авторы реформы также жалуются, что старая школа требует «читать много книг». - С.П.). Кроме школы этого типа, в восточных областях не должно быть больше вообще никаких школ». Надо сказать, что, хотя риторика Гиммлера звучит не слишком современно, основные принципы текущей школьной реформы он излагает верно.

Новая концепция российского образования вызвала противодействие, тем более, что адепты ее не были расположены делиться с экспертными сообществами получаемыми с Запада субсидиями. Да и не всех можно купить. В прессе поднялся небольшой шум, выступали профессора и академики, даже представители крупного бизнеса начали проявлять беспокойство. И тогда реформаторы придумали ход, показывающий, что академик В.И. Арнольд напрасно называет их «двоечниками». Отнюдь!

Резко сменив протоколы общения (перейдя со стиля В. Жириновского на язык В. Путина), они холодно и четко объяснили ЛПР12-ам подлинное содержание своей реформы:

Мы с Вами знаем, что в стране финансовый кризис. Реальных денег на то, чтобы возродить прежнее образование, нет и не будет.

В России избыток специалистов с высшим образованием, которых невозможно использовать вследствие непрерывного сокращения производства. Между тем школа продолжает исправно готовить кадры для ВУЗов, вместо того чтобы поставлять рабочий материал для промышленности и кадры для армии. А нам из-за нехватки призывников нечем закрыть «дыру» на границах Южного и Поволжского федеральных округов.

Излишне образованные люди, как показал опыт перестройки, являются социально взрывоопасным материалом.

Наша реформа ставит перед собой следующие задачи:

- сократить расходы на систему образования;

- держать школьников под присмотром шесть дней в неделю в течение двенадцати лет;

- воспитывать выпускников, довольных тем, что они будут всю жизнь «заворачивать гамбургеры».

Поэтому, российская школа будет разбита на три сектора.

Первый - коммунальный, для 90% детей. В нем ничему учить не будут.

Второй - коммерческий, для 9% детей «новых русских». Здесь тоже учить не будут, но - в более мягких условиях и за очень большие деньги.

Наконец, третий - специальный. Для оставшегося процента. В этом секторе будут учиться Ваши дети. Здесь мы станем воспитывать элиту - в тех количествах, в которых это нужно России. Здесь не будет «разгрузки смыслового ядра» и «отказа от сциентистского подхода». Напротив...

Конечно, люди, способные так выстроить свою аргументацию, прекрасно понимают, где они лгут, а где довольствуются фигурой умолчания. Знают они, что и в третьем секторе ничему учить не будут - по общесистемным законам. Но «реформаторы» солидарны с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером: в восточных областях и не должно быть школ других типов, кроме «народных».

Во всяком случае, ЛПР-ов удалось убедить, и реформа продолжается, несмотря на почти единодушное осуждение научной средой и гражданским обществом страны.

Академик В. Арнольд видит единственную надежду в том, что попытки покончить с традиционно высоким уровнем российского образования предпринимались и раньше (например, на границе 1920-х и 1930-х годов, когда в ВУЗах был внедрен «бригадный метод» обучения), и все как-то обошлось. Ну, во-первых, не обошлось: система «классического образования» была уничтожена именно тогда. А, во-вторых, идеологией политики реконструкции 1920-х был марксизм, что в применении к точным наукам означает безусловный сциентизм. Иначе говоря, воздействие на систему не носило системного характера: коммунисты хотели построить «советскую школу», а не «оккупационную». Кроме того, как только началась индустриализация и Иосиф Виссарионович провозгласил лозунг «Кадры решают все», от «бригадного подряда» и упрощения программ немедленно отказались.

Больше надежды вселяют общемировые тренды. После того как в заявлениях лидеров Европейского Союза все чаще стали проглядывать нотки обеспокоенности за свое образование, после того как было подсчитано, сколько специалистов потребуется единой Европе в ближайшие годы (для того только, чтобы сохранить существующий уровень развития, потому что для перехода к постиндустриализму их нужно гораздо больше), после того как американскими бизнесменами был поставлен вопрос о немедленном возвращении в школу «дробей и логарифмов», деятельность наших реформаторов становится категорически нежелательной.

...Сим я официально обвиняю министра образования РФ Фурсенко, идеолога реформ Грефа и «примкнувших к ним лиц» в измене Родине, подготовке и осуществлении заговора, направленного на подрыв российского образования и опосредовано - на разрушение научного, культурного, экономического и военного потенциала России, а также - в преступлениях против Будущего.

Преступная деятельность «реформаторов» была бы не столь успешной, если бы в среде интеллигенции не нашлись люди, готовые на условиях предоплаты выполнить любой заказ. Спешу оговориться: нет никаких доказательств, что эти люди сознательно участвовали в заговоре. Скорее, они рассматривали свою работу как чисто коммерческую: заключали договор, но не вступали в сговор.

Рассмотрение результатов их труда весьма поучительно.

Модификация учебной литературы осуществлялась заговорщиками из МинПроса по четырем направлениям. Во-первых, исправлялись «в свете принятых решений» уже апробированные пособия. В курсе новейшей истории появились параграфы типа «Борьба демократов за внедрение рыночной экономики» или «американские солдаты-освободители и их решающая роль во Второй мировой войне». Даже в «Историю Древнего мира» - с моей точки зрения, лучший учебник из числа созданных в советское время - были внесены изменения: «реформаторы» добавили целый раздел, посвященный ранней истории еврейского народа (читай: знакомству с Библией). Нет, я ничего не имею против «Иудейских древностей», жаль только, что Грецию и Рим пришлось уложить в одну четверть, а от Китая - вообще отказаться.

Во-вторых, создавались пособия по вновь придуманным дисциплинам. Я упоминал уже ОБЖ, сейчас пришло время ознакомиться с этим учебником поближе.8 Сразу замечу, что он - далеко не худший. Тем и интересен.

Внимание, вопрос. Какова «лучшая из всех возможных мер защиты от землетрясения»? Заранее уехать из сейсмоопасной зоны? Научиться предсказывать стихийные бедствия? Строить только сейсмоустойчивые здания? Вовремя выскочить на улицу? Не угадали. Лучшая из всех возможных мер защиты - «не поддаваться панике». А после землетрясения следует «осмотреть себя и окружающих людей», при этом «телефоном пользоваться только при крайней необходимости».

Заканчивается параграф домашним заданием - составить в тетради краткую памятку «Правила поведения во время землетрясения». Надо же как-то поддерживать миф о школьной перегрузке.

Ближе к концу учебника расположен отдел, посвященный ранениям и переломам. На меня произвело неизгладимое впечатление высокохудожественное описание страданий больных столбняком. Цитирую и напоминаю, что книга предназначена для детей в возрасте около двенадцати лет: «Начинается заболевание судорожным подергиванием в области ранки. Потом возникают судороги жевательных мышц, сокращение мимических мышц - на лице как будто застывает напряженная «сардоническая» улыбка. Затем судороги распространяются на мышцы шеи, спины, затылка. В состоянии спазма могут находится и мышцы, сгибающие конечность, и мышцы, ее разгибающие. В результате - перелом кости, часто позвоночника. Вначале судороги редкие и не длительные, затем они становятся все чаще (до 40 приступов в час). Причем вызвать приступ может все, что угодно: сильный стук, прикосновение, свет.

Смерть наступает от паралича сердца, удушья, перевозбуждения нервной системы».

Учитывая гипервнушаемость, характерную для двенадцатилетнего возраста, выразительного чтения этого материала вслух совершенно достаточно, чтобы половине класса потребовалась помощь психолога, причем человек у пяти возникнет стойкая фобия, справиться с которой сможет только опытный психотерапевт. И уж во всяком случае больше в этот день школьники не научатся ничему.9

В-третьих, заказывались и спешно издавались учебники антисциентистской направленности, а ответственные деятели Минпроса время от времени разражались статьями в «Учительской газете», где разъясняли приказом «смысл жизни» учителям-предметникам. Им вменялось в обязанность «объяснять школьникам всю ограниченность и противоречивость научного познания» и «привлекать внимание детей к достоинствам религиозной картины Вселенной».

В рамках этой ветви заговора вышли «альтернативные учебники истории», основанные на воззрениях Фоменко и, например, учебник естествознания для 10-х классов Битюцкой Л.А., Еремина В.С., Чеснокова В.С., Дементьевой О.Б.10 Разбор этой «учебной литературы» дан в ряде статей (отсылаем любопытных к отличной работе Авесхана Македонского «Все науки в одном наперстке»). Хотелось бы сделать лишь одно замечание к построениям А.М.: не следует обольщаться, что два кандидата физико-математических наук, один химик и один геолог на самом деле не знают, что крокодилы не относятся к классу земноводных, а определенным образом комбинируя любые наперед взятые числа (например, длины сторон пирамиды Хуфу), можно получить любое заданное число. Полно! Эти люди закончили имперскую школу и прекрасно разбираются в естественнонаучном описании мира. Просто, деньги сейчас платят за «естествознание сложного».11

Четвертым направлением стала обыкновенная провокация.

Создается высокопрофессиональный учебник, который при всем желании не упрекнешь в «антинаучности» или «глупости». Напротив, авторы прилагают все усилия, чтобы поднять школьное образование на высоту современных требований. И что с того, что, увлекшись, они игнорировали все законы восприятия информации?

А в результате «реформаторы» получают двойной выигрыш. Школьники не будут знать данный предмет, а если возникнут кумулятивные процессы, то и ряд смежных дисциплин. Далее, цитаты из этого учебника пригодятся в качестве иллю-стративного материала по темам: «перегрузка школьников», «недостатки предметно-центрированного подхода», «избыточная сайентизированность школьной программы».

Примером провокационного учебника (возможно, созданного с самыми лучшими намерениями) стала «Химия» для 9-го класса Г.И. Щелинского, Н.И.Юровой.12

Хотя предметом пособия является неорганическая химия, первая часть книги от начала до конца посвящена физике. Первая же формула первого параграфа (диссоциация молекулы водорода при высокой температуре) содержит отсылки к понятию энергии связи и единице измерения кДж/Моль. Но, позвольте, школьники не знают, что такое механическая энергия. Они еще не проходили ни моли, ни джоули. Вероятно, предполагается, что учитель химии может «быстренько объяснить» им все это.

Далее учебник дает формальное определение системы и демонстрирует классический рисунок «потенциальной ямы»: график зависимости потенциальной энергии системы из двух атомов водорода от расстояния между этими атомами. Поскольку понятие потенциальной энергии еще не введено и учащемуся не известно (а оно, кстати, далеко не тривиально), вторую половину параграфа можно смело опустить.

В следующих главах говорится о перекрывании электронных орбиталей, вводится понятие электронной плотности (речь, на самом деле, идет о плотности вероятности нахождения электрона в некотором объеме), школьникам объясняют, что словом «атом» пользоваться нельзя, так как молекулы состоят не из атомов, а из «атомных частиц». И ведь это правильно, только совершенно несущественно на данном уровне познания.13

«Квантовой механики для бедных» (то есть, без формул, законов и адекватного понятийного аппарата) с каждым параграфом становится все больше: сигма- и пи-связи, электронные паспорта, гибридизация орбиталей. Не забыта и термодинамика: школьникам, которые, напомню, еще не знают, чем кинетическая энергия отличается от потенциальной, предлагается не путать энтропию и энтальпию, понимать смысл свободной энергии в смысле Гиббса (и, надо полагать, уметь отличать ее от свободной энергии в смысле Гельмгольца).14 «Папа, ты с кем разговариваешь?»

И когда во втором полугодии учителя возвращаются, собственно, к химии и начинают объяснять детям логику периодической системы Д.Менделеева, свойства химических веществ и уравнения реакций, выясняется, что у школьников уже сформировано стойкое отвращение к предмету. Что, собственно, и требовалось «реформаторам».

Заключительное слово.

«21 ноября правый депутат Жюль Делаэ, в недалеком прошлом один из сподвижников Буланже, поднялся на трибуну и заявил, что компания подкупила 150 депутатов, в том числе многих министров. (...) Председательствующий Флоке сделал ему замечание: «Было бы гораздо смелее с вашей стороны назвать имена тех, кого вы имеете в виду, а не бросаться анонимными обвинениями в адрес всех», на что Делаэ, повернувшись к Флоке, хладнокровно ответил: «Я удивлен, господин председатель, что вы, будучи персонально обвиненным, не присоединились до сих пор к моему требованию начать расследование»».15

С.Б. ПЕРЕСЛЕГИН

1 Мне приходилось иметь дело с двумя или тремя российскими «Банками реконструкции и развития» и у меня сложилось впечатление, возможно, безосновательное, что основной формой их деятельности является обналичка. Интересно, характерно ли это также для МБРР?

2 Говоря о низком уровне советского образования, принято приводить количество нобелевских премий, полученных советскими и американскими учеными. Однако, Нобелевский комитет - организация слишком провинциальная, чтобы быть независимой от господствующего «мнения». В тех же областях, где было возможно объективное сравнение, превосходство Запада ощущалось очень слабо, несмотря на все преимущества, действительно предоставляемые демократической системой. Достаточно симптоматично, что СССР выиграл шахматный матч у сборной мира, хотя и с минимальным преимуществом. Заметим в этой связи, что на протяжении последних двухсот пятидесяти лет прослеживается четкая корреляция между шахматными успехами той или иной страны и ее цивилизационным потенциалом.

3 Лет десять назад в Голландии проходила международная математическая олимпиада, один из участников которой рассказал мне следующий случай. На олимпиаде была, разумеется, культурная программа обычной в подобных случаях этнографической направленности. Нашим старшеклассникам дали гида-переводчика, который сказал: «Страна у нас маленькая, и естественно, вам раньше не приходилось ничего слышать о ней». Ребята удивились и ответили, что хотя видеть Нидерланды им действительно прежде не случалось, кое-что об этой стране они все-таки слышали. Начали с Уленшпигеля и Вильгельма Оранского, поговорили о голландской революции, перечислили великих фламандских и голландских живописцев. Чуть поразмыслив, вспомнили про выдающегося адмирала Де-Рейтера и англо-голландские войны и начали расспрашивать гида об особенностях торговли луковицами тюльпанов в XVII столетии. Переводчик очень смутился: «Большое спасибо. Вы оказали большое уважение моей стране тем, что, прежде чем приехать к нам, столь тщательно изучили нашу историю». Тогда смутились школьники: «У нас, к сожалению, не было времени, чтобы что-то прочитать о Голландии - надо было готовиться к олимпиаде. А это все мы помним из курса истории для 6-го класса».

4 Из этого учебника я узнал, в частности, что к методам обеспечения личной безопасности при землетрясениях относится страхование. Вообще, судя по тому месту в программе курса, которое занимают землетрясения, Россия вся лежит в зоне повышенной сейсмической активности... (Об этом учебнике смотри также третий раздел статьи).

5 В городе Санкт-Петербурге вести занятия по этому предмету могут, по моим представлениям, человек десять. Ни один из них не работает в школе.

6 Я не преувеличиваю. В Италии, где уровень образования заметно выше, чем в США, молодежь практически ничего не знает о Муссолини. Лучший ответ, которого мне удалось добиться, звучал так: «Да, да, кажется, помню. Он был между Виктором Эммануилом и современным бардаком».

7 Именно так: «средством достижения цели является отказ от».

8 Речь идет о Лицах, Принимающих Решения, иначе говоря, о высшей элите страны.

9 Смирнов А.Т., Фролов М.П., Литвинов Е.Н., Петров С.В. Основы безопасности жизнедеятельности: Учебник для общеобр. учр. 7 кл./ 2-е изд., перераб. М.: 2000

10 Как я уже отмечал, учебник ОБЖ для седьмого класса - не самый худший вариант. (Тем более, что в главе, посвященной землетрясениям, авторы самокритично отмечают: «Если мыслительная деятельность затруднена - ставь себе простые задачи самоспасения». Как сказал бы Марк Твен: «Это - да. Это им действительно полезно».) Гораздо «круче», например, показать второклассникам и второклассницам (возраст шесть-восемь лет) документальный фильм о процессе родов. Последствия, надо думать, - за счет родителей и государства. Заметим в этой связи, что кадры, которые авторы «новой программы» демонстрируют детям, на интернетовских сайтах идут после категории ХХХ - «жесткое порно» и классифицируются как «извращения».

11 Победитель конкурса учебников нового поколения для средней школы, проводимого Национальным Фондом подготовки кадров и Министерством образования России.

12 Предвижу иронические замечания со стороны лиц, знакомых с моими публикациями (www.stabes.nm.ru.). «Ведь ты же сам писал о равноправии научного, художественного и трансцендентного познания мира, да и концепция квантовой истории в глазах большинства профессионалов не слишком отличается от построений сторонников Фоменко». Все правильно. Но я никогда не предлагал обучать квантовой истории школьников. Что же касается ограниченности научной формы познания, то до этих «границ» сначала надо дойти. И это - не задача средней школы, это - даже не задача высшей школы. Речь - о дальнейшем личностном росте человека, достигшего вершины профессиональной деятельности. Когда об ограниченности физики говорят Гейзенберг и министр Фурсенко (устами своих порученцев), они имеют в виду очень разные вещи.

13 Изд. 3-е., стер. М., 2001.

14 В рамках этой логики изложения авторы совершенно спокойно вводят понятие «частичного эффективного заряда» (разумеется, дробного). И опять-таки, с научной точки зрения все правильно. Но попробуй объяснить потом школьникам, что заряд электрона - это мировая константа, и дробных зарядов не бывает. Они же «видели» целую таблицу дробных зарядов.

15 Маленькая подробность: понятие «нормальных условий» трактуется через паскали и кельвины, хотя ни та, ни другая единица измерения школьникам еще не известна. Да и нельзя объяснить смысл абсолютной температуры без газовых законов Бойля-Мариотта, Шарля и Гей-Люссака, которые изучаются, как минимум, годом позже.

16 Д. Прицкер. Жорж Клемансо. М., 1983.



13


Источник | Адрес этой страницы:



Расскажи в социальных сетях:


1
Нравится
1
Комментариев: (4), Опубликовал: smaruty, Просмотров: 3252
Какие эмоции у вас вызвала публикация? (УКАЖИТЕ НЕ БОЛЕЕ ДВУХ ВАРИАНТОВ)
Возмущение Грусть Надежда Одобрение Отчаяние Радость Смех Страх Стыд Удивление Удовлетворение

Вы читали Образование в России. Ниже плинтуса можно?

Предлагаем также ознакомиться с похожими материалами:
Самые читаемые материалы
Самые обсуждаемые материалы
Свернуть блок
Свернуть рекламу

Все новости | Новость Образование в России. Ниже плинтуса можно? была опубликована в Новости » Новости России 30 апреля 2010! Читайте свежие Русские Новости Славян на Мидгард.Инфо !
Свернуть блок
Свернуть комментарии



  • Вконтакте
  • Facebook

   smaruty написал(а):  
0

Кара-Мурза С.Г., доктор химических наук, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
источник

Удел наших детей — протирать стекла у светофоров

Советская власть сделала огромный, нами не вполне оцененный шаг ... — порвала с капиталистической школой как «фабрикой субъектов» и вернулась к школе как «воспитанию личности», но уже с наукой, а не богословием, как основой обучения. Итог был подведен на учительском съезде в 1918 г., который утвердил главный выбор – единая общеобразовательная школа (вместо "двойной" — гимназия и реальное училище). Оба определения исключительно важны, да мы раньше мало о них думали...
«Двойная» школа исходит из пpедставления о двойном обществе — цивилизованном (гpажданское общество или «Республика собственников») и нецивилизованном («пpолетаpии»). Это как бы два pазных племени, говорящие на разных языках и имеющие разные типы культуры. Идея единой школы заключается в том, что существует общее «тело наpода», дети котоpого изначально pавны как дети одной семьи. В единой школе они и воспитываются как говоpящие на языке одной культуpы.
Нынешние реформаторы России прежде всего поставили задачу сломать этот принцип единой школы. Их цель – разделить единую школу на два коридора – создать небольшую школу для элиты и большую – для фабрикации рабочей массы.
Принцип единой общеобразовательной школы означал, что вся школа, включая вечерние школы и ПТУ, строилась на базе университетской, а не «мозаичной» культуры и всем давала общий, целостный, дисциплинарный свод знаний. Советская школа вся была школой для элиты – все дети в этом смысле были кандидатами в элиту. Конечно, стартовые условия еще довольно сильно различались, сельская школа по ресурсам была беднее столичной, но тип образования, тип культуры и иерархия ценностей у всех была университетской. Потому маленький Валентин Распутин из сибирской деревни учил «уроки французского» и стал писателем, а депортированный в казахстанскую глубинку чеченский мальчик Джохар Дудаев — генералом, командиром элитной дивизии стратегической авиации. Школа дала им то же самое ядро культуры и ту же картину Вселенной, что и ученикам лучших столичных школ…
ПТУ и вечеpние школы не были пpинципиально иным «коpидоpом». В них учились по тем же учебникам и тем же пpогpаммам — pазница была количественной, в объеме полученных знаний, но по своему типу, по своему строению это было то же самое знание. Советский корпус инженеров в большой мере сформирован из людей, прошедших через ПТУ и техникумы. Возьмем космонавтику и посмотрим биографии ключевых фигур. Два Главных конструктора, два академика, руководители технической части программы — Королев и Глушко — в юности окончили ПТУ. Юрий Гагарин, окончил ремесленное училище. И это — скорее норма, чем исключение…
С самого возникновения «двойной» школы буpжуазного общества массовая школа «втоpого коpидоpа» стpоилась как особая культуpная система. Это делалось сознательно и целенапpавленно педагогами высочайшего класса, и сpедств на это не жалели. Как пишут историки западной школы, после Великой Французской революции «Республика бесплатно pаздавала миллионы книг нескольким поколениям учителей и учеников. Эти книги стали скелетом новой системы обучения».



Насколько глубока pазница между двумя типами школы, видно из сpавнения учебников одного и того же автоpа, написанных на одну и ту же тему — но для двух pазных контингентов учеников. Когда читаешь отpывки из классического учебника Лависса по истоpии Фpанции в двух ваpиантах, это пpосто потpясает. Один ваpиант — содеpжательное и диалектическое описание, заставляющее pазмышлять. Дpугой — пpимитивный штамп с дешевой моpалью, во многих утвеpждениях пpотивоpечащий пеpвому ваpианту. Пpосто не веpится, что это писал один и тот же автоp.
Массовая школа Запада ориентирована на «фабрикацию» безвольного и безответственного, слегка инфантильного, склонного к потребительству человека. Поэтому, как пишут социологи, в этой школе господствует «педагогика лени и вседозволенности», а в школе для элиты — педагогика напpяженных умственных и духовных усилий. . .

Вот случай из моей практики. Я, примерно в 1995 году, должен был прочитать лекцию для преподавателей обычной школы в небольшом городке на юге Испании. Ехать было далеко, так что я на всякий случай приехал заранее, и было время посмотреть школу - лаборатории, кабинеты. Оборудована школа прекрасно. Водил меня завуч, преподаватель литературы. Под конец повел в свой кабинет и показал предмет своей гордости — лучшие ученики у него делают факультативные работы, пишут сочинения. Он достал пачку этих сочинений и дал мне. Все написаны на компьютере, с красивыми обложками. Я стал читать — одно, другое. И — трудно поверить, на глаза вдруг навернулись слезы. Никогда бы я не поверил, что можно к 16-17 годам довести нормальных ребят и девушек до состояния такой инфантильности, на грани с олигофренией. Как это удалось сделать, в чем секрет? Ведь на вид — умные, энергичные молодые люди. Но как только начинают думать и излагать свои мысли сами — детский лепет, почти мычание…

Сегодня реформаторы быстро и жестоко снижают уровень образования, «принижают» молодежь. Их главное заклинание — школа должна отвечать требованиям постиндустриального общества. Что это значит? Один «реформатор» объяснил, что в таком обществе производства почти не будет, а в сфере обслуживания не нужно знать про «амфотерные гидроксиды» и т.п. Его спрашивают, как же при таком образовании восстановить промышленность, обновить технологию? А зачем, — ответил этот господин, — все равно русские не будут конкурентоспособны, нечего и стараться. Зачем знать всякие синусы и косинусы, если удел подростка – протирать стекла у светофоров?


   Елена Александровна написал(а):  
0

Когда искусственно создаются пробелы в понимании школьником предмета - это означает, что рассчет на дополнительные платные занятия, что доступно не всем, либо на отсев неуспевающих. Если учить без пробелов, но равняясь на "плинтус", то вырастут неграмотные примитивные люди, удобные для управления биороботы. Если учить качественно и дорого, то вырастет элита, которую поджидают теплые местечки, тоже биороботы, идущие по накатанному пути.
Так создаются различные слои общества, которые в дальнейшем легко стравливать друг с другом, так как "верхи не могут", а "низы не хотят".
Ну и так далее.
Учить нужно всех одинаково, по высшему уровню, с полной выкладкой качественной информации и высокими требованиями. Тогда грамотное общество станет более однородным и сплоченным.
Правда, это не выгодно паразитирующим личностям.


   Рысич написал(а):  
0

Цитата: maximus
... семейное образование! ...

Правильно.
Только я чувствую, что все эти "экстренные меры по обеспечению госбезопасности и подавлению экстремизма" служат одной цели: утихомирить граждан, чтобы когда войдут войска США, всех порезали тихо и никто бы не рыпнулся.
Добавлено: 30 апреля 2010 19:38 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]


   maximus написал(а):  
0

... семейное образование! ...
Добавлено: 30 апреля 2010 11:43 [Ссылка на ваш комментарий] [Пожаловаться]

Информация

Важная информация для новых (не зарегистрированных) посетителей

Если вы впервые на сайте то вам необходимо:


Если ранее вы были зарегистрированы в социальных сервисах то вам необходимо:


Если вы зарегистрированы на сайте то: