Добавить в закладки
X

Последние новости России и Мира » Новости » Статьи » Власть раскрыла причины цифровизации образования: денег на учителей нет

Власть раскрыла причины цифровизации образования: денег на учителей нет

Опубликовано: 28 мая 2021
Функционал




Власть раскрыла причины цифровизации образования: денег на учителей нет


В четверг 27 мая состоялось расширенное заседание думского Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи с участием министров Сергея Кравцова и Максута Шадаева, посвященное возможному внедрению в школах «уроков» цифровой грамотности (цифровой гигиены). На мероприятие позвали преимущественно представителей IT-корпораций, которые максимально нацелились на погружение детей в цифру с пеленок – «Сбер», «Яндекс», «Алгоритмика», Mail.ru Group, с которыми депутат Александр Хинштейн собирался разыграть эдакий междусобойчик. Но его ждал полный провал – круглый стол был буквально взорван выступлениями предпринимателя Игоря Ашманова и общественницы Анны Швабауэр. Им безуспешно пытались закрыть рты вместо конструктивных ответов на важнейшие вопросы, касающиеся будущего и здоровья наших детей. Более того, в острой полемике с цифрочиновников слетели маски, и они озвучили вещи, которые точно не готовили заранее.

 

Дежурное думско-правительственное мероприятие началось с видеоролика, в котором активно продвигалось вовлечение маленьких детей в интернет:

 

«80% детей сталкиваются с небезопасным контентом в интернете, однако изолировать ребенка от интернета – это не выход. Вне интернета ребенок изолирован от сверстников, он лишается возможности социализироваться в привычной среде. Интернет – это доступ к онлайн-образованию. Ребенку без навыков взаимодействия с цифровой средой придется адаптироваться к ней во взрослой жизни».

 

Мы все прекрасно знаем, что новое поколение по уровню владения гаджетами и простыми программами даст фору родителям и, тем более, дедушкам и бабушкам. А тезис о том, что интернет является наиболее привычной средой для ребенка, где ему якобы необходимо социализироваться – вообще не выдерживает никакой критики. Реальная среда – это живая среда, живое общение с друзьями, а вот сидение перед экраном компьютера – это и есть изоляция человека, со временем превращающая его в асоциала. Странно, что цифролоббисты не знают азов человеческой психологии.

 

Модератор Хинштейн четко обозначил задачу на мероприятие, смешав в одну кучу оцифровку и цифровую безопсность: 

 

«На текущий год запланировано изменение ФГОСов, поэтому мы считаем этот вопрос очень актуальным. Нам надо сформировать школьную программу с учетом погружения детей в цифру, и при этом обойти киберугрозы».

 

Затем последовали дежурные выступления министров. Глава минпросвета Кравцов вещал о «создании условий в (цифровой) среде, где есть позитивный контент, который формирует школьника», привычно сообщал, что «система электронного контента – в помощь учителю на уроке». Министр цифрового развития Шадаев начал с комплиментов в адрес коллеги:

 

«У нас сложилась уникальная ситуация, ведь министр просвещения сегодня у нас является главным двигателем цифровых технологий… Что касается цифровой грамотности, мы считаем, что до 50% времени уроков ОБЖ можно посвятить обучению школьников безопасной работе в интернете. Очевидно, что надо как-то корректировать и занятия по информатике, у нас появится больше возможностей учить детей цифровым навыкам. Очень правильно, что сюда приглашены частные компании, которые являются бенефициарами этой истории, заинтересованы в том, чтобы наши школьники были современными… Сергей Сергеевич, если вы нам согласуете какой-то процент по ОБЖ, который мы могли бы уделить безопасной подготовке школьников в интернете, было бы здорово. Если не 100, хотя бы 30-50%».

 

Хинштейн в ответ на это изрек очередной перл: «наши дети должны быть готовы к цифровой жизни…» Вот так они ставят вопрос, ребром – готовят детей не к реальной жизни, а к цифровой.

 

Управляющий компаний «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов стал первым спикером, не звучавшим в унисон с заданной Хинштейном повесткой:

 

«У нас наблюдается такая симфония, а я хотел бы немного подискутировать… Если мы говорим о безопасности детей, то, на мой взгляд, цифровая грамотность не имеет к ней никакого отношения, и мы зря про нее говорим. Вы понимаете, что учить школьников нажимать кнопки на бытовой технике не нужно, скорее, они сами научат этому родственников. Тут у нас возникает такая невольная подмена тезисов: от безопасности мы почему-то переходим к навыкам, дальше – к компетенциям, а потом почему-то к цифровизации образования. И все у нас смешивается в одну кучу. Я вот абсолютно не понимаю, каким образом покупка техники в компьютерные классы поможет безопасности школьников.

У школьников с цифровой грамотностью все нормально, их не надо этому учить. Они не знают рисков, потому что привыкли жить в защищенной среде. Интернет же у нас сегодня никем не контролируется, вот Роскомнадзор только недавно потихонечку начал его зачищать. В этой «симфонии на троих» (из властей, академсообщества и бизнеса) не хватает родительских организаций, гражданского общества, которому не плохо бы объяснить – зачем нужна цифровизация образования? На мой взгляд, цифровизация сама по себе несет угрозу школьникам.

Удаленка уже показала, что отличники становятся хорошистами, а все остальные – двоечниками. Вот например, у нас есть программа («Сферум») Минпросвета об использовании смартфонов. Смартфоны не предназначены для того, чтобы долго сидеть за экраном – это приводит к проблемам со зрением, с позвоночником…»

 

Тут Ашманова прервал министр Кравцов: «Это фейк! Я вам официально говорю, что это фейк».

 

«Нет, это не фейк!», – настаивал ведущий специалист РФ по искусственному интеллекту.

 

Нам здесь остается только заметить, что такой потрясающей некомпетентности от первого лица министерства просвещения было сложно ожидать. Очевидно, Кравцов не в курсе, что использование мобильных телефонов для обучения, равно как и установка станций сотовой связи на территории образовательных учреждений, запрещены обновленными СанПиНами по организации обучения в школе. Это мизерная часть научно обоснованных гигиенических рекомендаций, которые базируются на данных многоцентровых исследований по обеспечению безопасных для здоровья детей цифровых образовательных технологий под эгидой Отделений медицинских наук РАН, вошедших в обновленный СанПиН.

 

Безусловный вред для здоровья детей от ЭМП мобильных телефонов и базовых станций давно доказан ведущими мировыми учеными, в частности – ушедшим от нас недавно авторитетнейшим радиобиологом Юрием Григорьевичем Григорьевым. Более того, в августе 2019 г. Роспотребнадзор и Рособрнадзор выпустили рекомендации, в которых прямо сказано: дети должны пользоваться смартфонами как можно меньше и держать их как можно дальше от себя (на расстоянии не менее двух метров). Там же перечисляется огромный список возможной побочки при их использовании несовершеннолетними... но министру Кравцову все это читать не досуг, надо поскорее пускать в школы большой IT-бизнес, какая там у него забота о детях?

 

Однако вернемся к выступлению Ашманова:

 

«Наша рабочая группа не должна заниматься цифровизацией. Если говорить о том, как школьникам дать навыки программирования, давайте говорить об информатике. Информатика – это вообще не про набор текстов в «Ворде», это обучение алгоритмике. И я не увидел в этом списке медиков, общественных организацией, результатов опросов, подтверждающих согласие большинства родителей относительно цифровизации образования. Где опросы ВЦИОМа на эту тему? Это настолько важная вещь, что надо бы включить сюда общество».

 

Тут цифролоббист Хинштейн не выдержал и перебил выступающего, не возразив ничего по существу: «Вы сами себе придумываете проблему, а потом сами распаляетесь…»

 

Ашманов: «Хорошо, вот конкретный вопрос – есть предложение включить в рабочую группу «Сбер». Какое отношение имеет «Сбер» к безопасности детей? Центр обучения «Нетология-групп»? Вот зачем бизнес тащить в вопросы безопасности детей? Тут же речь не о цифровой грамотности, а именно о безопасности».

 

Хинштейн: «Когда что-то критикуешь. Надо предлагать».

 

Ашманов: «Я уже предложил – включить представителей гражданского общество в рабочую группу, которая будет заниматься цифровой безопасностью детей. А тему цифровизации образования вынести в другое место – и не смешивать…»

 

Хинштейн: «Сложно сказать, что у нас есть какой-то орган, который бы явился выразителем мнения всего родительского сообщества. Тем не менее, рабочая группа еще будет формироваться. Я не случайно сегодня сказал, что такого рода предметы на начальном этапе не должны внедряться в качестве обязательных, уместно взять какие-то регионы как пилотные».

 

В ответ на логичный вопрос Ашманова: «Можно ли рассчитывать на проведение общественных слушаний и опроса по этому поводу?», - Хинштейн сорвался на личности, продемонстрировав откровенное хамство.

 

Хинштейн: «Я понимаю, что вы лучше всех все знаете… Может, еще референдум провести?»

 

Ашманов: «А чего это вы на меня лично наезжаете, я вам ничего подобного не говорил. Вам не нравится мое мнение? Еще раз спрашиваю – можно ли рассчитывать на участие общества в этом вопросе?»

 

Хинштейн: «Вы приглашены на заседание расширенного комитета, и будьте любезны все-таки вести себя корректно и соблюдать правила общежития. Что касается изучения мнения общества, конечно для нас это значимо. Никто насильно тащить детей никуда не собирается. Если родители скажут: мы не хотим, чтобы наши дети знали, как проверять факты и избегать фейков…»

 

Ашманов: «Вы манипулируете, а если родители скажут, что они не хотят, чтобы их дети сидели по 10 часов за компьютером? Давайте все-таки узнаем мнение родителей по этому поводу, давайте их спросим…»

 

Хинштейн для вида согласился, но было видно, что реплика Ашманова очень его задела. Он не успокоился и продолжил переход на личности:

 

«Можно всего достичь корректно и без истерии. Я рассчитываю на то, что мы далее пойдем конструктивно, и будем исходить не из самопиара, а заинтересованности в лишении насущных проблем».

 

Ашманов: «Где вы здесь увидели самопиар? Я переживаю за своих и ваших, между прочим, детей. Я прошу опросить родительское сообщество, создать инструмент взаимодействия с обществом, где здесь пиар? Вы почему наезжаете лично, это что за манера?»

 

Хинштейн: «Формулировки типа «наезжаете», мне кажется, неприемлемы для официальных мероприятий. Что касается обвинений, они у меня не персонифицируются, это не в моей практике…»

 

В общем, пусть читатели сами оценят, кто в данном диалоге повел себя неприемлем. Далее последовали выступления бенефициаров цифровизации образования – представителей компаний Mail.ru Group, «Яндекс», «Алгоритмика», профессора ВШЭ и «отца ЕГЭ» Виктора Болотова… Естественно, все они активно пиарили инициативу по вовлечению детей в цифру под предлогом обучения их цифровой гигиене. Хинштейн и Кравцов к этому времени покинули заседание, собрался уходить и Шадаев:

 

«Очень правильно, что у нас был сегодня высокий градус дискуссии. Хотелось бы понять, чего от нас ожидают родители, учителя, куда нам двигаться. Мы же провозглашаем клиентоцентричность, но этих рамок у нас так и не задано…», – сообщил министр цифрового развития.

 

Однако Шадаеву все же пришлось остаться и выслушать эксперта Общественного уполномоченного по защите семьи, к.ю.н. Анну Швабауэр:

 

«Вот я – представитель родительского сообщества, вы не могли бы еще на 5 минут остаться, просто тут других представителей, кроме меня, нет.

Интернет, конечно, надо зачищать от всей информации, опасной для здоровья детей по 436-ФЗ. Курс цифровой грамотности должен быть рекомендательным, а не обязательным. Что касается угроз интернета – вирусы, травля, фейки – это всего лишь вершина айсберга, они не покрывают проблем, с которыми сталкивается родительское сообщество. Взаимодействие государства и родсообщества в настоящий момент отсутствует.

С точки зрения родительского сообщества, первая угроза сейчас – масштабная цифровизация образования, внедрение т.н. цифровой образовательной среды. Напомню, что против проекта постановления Правительства о внедрении ЦОС проголосовало 54000 человек, за – было всего 400 человек. При этом мы с высоких трибун слышим, что это дело добровольное, что в 2022 еще будут обсуждать его дальнейшее внедрение. Хотя прямо говорится, что в будущем ЦОС появится во всех субъектах РФ, а приказ Минцифры по цифровой трансформации предусматривает, что доля цифровых заданий с автоматизированной обработкой для учащихся к 2030 году должна составить 70%, а охват ЦОС – 100% школ.

То есть бумажный учебник у нас заменяется электронным носителем, учитель превращается в приложение к ЦОС в роли тьютора. Перевод на цифровую образовательную среду – удар по когнитивным и аналитическим способностям наших детей. И когда говорится, что компьютер – решение любой задачи – это ложь, не соответствующая научным, экспертным и эмпирическим данным. На Западе уже это поняли, просто IT-компании блокируют позицию независимых экспертов и ученых. У нас есть ответ от Минпроса – на сегодня не существует санэпидзаключения по ЦОС, хотя по закону оно должно быть, а она продолжает внедряться…»

 

Шадаев: «Вынужден вас перебить, не могу больше это слушать… Сегодня тема у нас немного другая заявлена…»

 

Швабауэр: «Это как раз напрямую касается здоровья и безопасности детей в цифровой среде».

 

Шадаев почувствовал, что запахло жареным, и попытался маргинализировать тему – перевести все в конспирологию, вспомнил про вышки 5G, про чипирование, но ему совершенно конкретно ответили: «Речь исключительно о том, что должны быть рамки для здоровья и развития наших детей. Ваши слова не соответствуют реальности».

 

Шадаев: «Мне тогда лучше пойти, если я не соответствую реальности? Еще раз – никто не говорит о том, что дистанционка заменит учителя, что роль учителя поменяется… Мы понимаем, что электронный контент позволяет лучше усвоить материал. Да, мы понимаем ваши опасения, может, они происходят из-за плохой коммуникации. Это вопрос поиска баланса. Если вы не против вести диалог, не жестко против внедрения цифры, давайте работать…»

 

Швабауэр: «Все, что мы вводим в школы, должно быть обосновано. Когда на наших детей одевают шлемы виртуальной реальности, а они не прописаны даже в СанПиНах, это вызывает вопросы».

 

Шадаев: «Вы считаете, что этого нельзя делать принципиально?»

 

Швабауэр: «На сегодня это научно не обосновано и зафиксированы серьезные побочные эффекты у детей, вплоть до судорог. А когда доля электронного обучения прописана в 70% - это замещение учителя, это плохо».

 

Шадаев: «Это огромная индустрия, я наоборот вижу в этом только плюсы… У нас много малокомплектных школ, не хватает учителей».

 

Швабауэр: «Когда нет живых учителей, миллиарды надо вбухивать не в электронный контент, а именно в учителя. Дети имеют право на живое образование, даже в глубинке».

И тут министр цифрового развития выдал откровение, которое заслуживает обсуждения на уровне президента России, и конечно, оно тут же попало в социальные медиа, хотя организаторы круглого стола попытались оперативно удалить запись. Шадаев на голубом глазу заявил:

 

«Огромное количество сельских школ не обеспечено учителями, здесь миллиарды не помогут. Таких денег нет. Еще раз – чтобы привести учителей в сельские школы, дать им жилье и полный комплект учебных пособий – таких возможностей у нас нет».

 

Швабауэр: «Но это же нарушение конституционного права на образование».

 

Шадаев: «Ну хорошо, ну это… что я могу сказать…»

 

На этих словах министр цифрового развития удалился, неловко улыбаясь. Однако держать хорошую мину при плохой игре у него не получилось. Мероприятие из междусобойчика лоббистов в Правительстве и IT-бизнесменов превратилось в сеанс разоблачения мантр адептов «цифровой трансформации». Сменивший ушедшего Хинштейна модератор в конце пожелал всем плодотворного сотрудничества и выразил надежду на скорую очередную встречу. Но кто знает, как поведут себя теперь наши министры и депутат Хинштейн, которые очень не любят оправдываться, отвечая на неудобные вопросы?

 

Самое главное мы от них уже услышали – Россия в части финансирования учителей оказалась на уровне нищих африканских стран, зато миллиарды на оцифровку, на школьное оборудование, выделяются одним махом. Что-то явно не так с бюджетной сметой Правительства, если один интерактивный комплекс для ЦОС у российского поставщика стоит полмиллиона рублей, а по проекту нового стандарта Минцифры и Минпросвета, такие комплексы должны стоять в 30% школьных классов.

 

Власть раскрыла причины цифровизации образования: денег на учителей нет

 

Так что приоритеты «идеального чиновника-робота» (его же цитата) Шадаева сотоварищи нам хорошо понятны. Самое время всем неравнодушным родителям, представителям медицинского и научного сообщества включаться в полемику с цифролоббистами, иначе под предлогом «цифровой гигиены» наших детей лишат нецифрового будущего и здоровья.

В России нет денег на содержание необходимого числа учителей!

 

Это, по факту, заявил Министр Минцифры Максуд Шадаев, в ходе жаркой дискуссии на Расширенном заседании Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи.

 

Этим и объясняется создание ЦОС и продвижение технологий, подобных Сберклассу...


2


Источник | Адрес этой страницы:



Расскажи в социальных сетях:


Нравится
Комментариев: (0), Опубликовал: Редакция, Просмотров: 715
Какие эмоции у вас вызвала публикация? (УКАЖИТЕ НЕ БОЛЕЕ ДВУХ ВАРИАНТОВ)
Возмущение Грусть Надежда Одобрение Отчаяние Радость Смех Страх Стыд Удивление Удовлетворение

Вы читали Власть раскрыла причины цифровизации образования: денег на учителей нет

Предлагаем также ознакомиться с похожими материалами:
Самые читаемые материалы
Самые обсуждаемые материалы
Свернуть блок
Свернуть рекламу

Все новости | Новость Власть раскрыла причины цифровизации образования: денег на учителей нет была опубликована в Новости » Статьи 28 мая 2021! Читайте свежие Русские Новости Славян на Мидгард.Инфо !
Свернуть блок
Свернуть комментарии



  • Вконтакте
  • Facebook

Информация

Важная информация для новых (не зарегистрированных) посетителей

Если вы впервые на сайте то вам необходимо:


Если ранее вы были зарегистрированы в социальных сервисах то вам необходимо:


Если вы зарегистрированы на сайте то: