Добавить в закладки
X

Последние новости России и Мира » Новости » Авторское » НАЙТИ МАРИО

НАЙТИ МАРИО

Опубликовано: 12 ноября 2017
Функционал




НАЙТИ МАРИО


Художественный рассказ Александры Бахчеван о борьбе инквизиции против катар (альбигойцев), которые поклонялись Радамиру -  Сыну Рода небесного.

 НАЙТИ МАРИО
" И пошёл я в пику, а не в черву!"
(В.Высоцкий)
Однажды тёмной безлунной ночью  двери одного дома таинственно распахнулись и три силуэта бесшумно спустились вниз по ступеням во двор. Здесь их ждала лошадь, запряженная в крытый фургон.
- А не сдохнет эта лошадка, пока доедет до города? - Произнёс низкий голос и в свете заженного фонаря стало ясно, что он принадлежит старику с  окладистой бородой, в широкой шляпе, тень от которой закрывала лицо. Старик потушил фонарь и обратился к подростку, который   с лёгкостью лани взобрался на козлы, изготовляясь править: 
- Ты ничего не забудешь?
- Нет, я все помню.
 - Дороги контролируют доминиканцы, но они останавливают только мужчин. Тебя они пустят.
- Конечно! Я ничего не боюсь.
- С ума мы сошли, старик! - Послышался женский голос, - отпустить Мартину  одну! Дороги такие опасные!
- Что делать! Ехать- то надо! Я сам бы поехал, но... Слушай, Мартина, - старик оглянулся, понизил голос, а с головы подростка упал капюшон, открывая взору тугие  рыжие косы и тонкий овал лица - девченка на вид лет тринадцати строго смотрела на старика, стараясь запомнить каждое слово, -  знай:  с тобою письмо, но оно составленно так, что чужой если даже прочтет, то  ничего не поймет. Передай на словах, что беда пришла в наш край, пусть выручают Марио. Сами ничего не сможем,  пусть на нас не надеются.
- Я ничего не забуду, - отважно сказала Мартина, глядя в темную ночь, где не было видно дороги.
- С Богом! - Произнёс старик, - и никому не говори, что тебе семнадцать лет! Пусть все думают, что ты - чахоточный ребёнок, а лучше ещё - полоумный!
За Мартиной закрылись ворота.
 Словно вспарывая темноту,   слабый фонарь светился в фургоне ещё пару минут, но скоро совсем  погас и топот копыт растаял,  поглощенный ночной тишиной.
- Сеньор Грасо! - Кричала Мартина, колотя кулаками по деревянной двери с железными скобами и окованной медью. Над нею под портиком в полукруглой раме  возвышался Лик Мадоны. Обратив к ней молящий взор, Мартина едва не плакала - дверь не отворялась!
- Сеньор Грасо! -  Позвала Мартина, прислушиваясь -  не звучат ли шаги за дверью. Наконец заскрипели засовы и синьор в плоской шляпе с круглым как блин лицом появился пред ней на пороге. 
- Это кто? - Спросил он с неудовольствием
 оглядывая Мартину.
- Марио из Комбарро в опасности! - Волнуясь, произнесла  Мартина, опасаясь, что Грасо исчезнет за злополучной дверью. - Меня прислали сказать, что Марио нужна помощь!
Смерив её ледяным взглядом, Грасо кивком головы пригласил Мартину войти. Деревянная узкая лестница уводила куда- то вверх и по ней, тяжело ступая, медленно поднимался Грасо. За ним бежала Мартина, пытаясь заглянуть в его лицо, но Грасо шёл как сомнамбула.
" Глухой", - подумала Мартина.
- В опастности Марио! - Прокричала она ему в лицо
 -  Инквизиция ищет Марио! Его семья просит помощи!
Они вошли в тесную комнату,  заставленную шкафами, возле стены которой стоял огромный квадратный стол, обтянутый красным бархатом. За столом сидел  человек с бледным  лицом,  с длинными волосами. Посмеиваясь, он взглянул на Мартину, оставляя записи в раскрытой перед ним книге.
Тяжело дыша, Грасо сел рядом с ним, Мартине указал место напротив.
- Ну что, Урбано? Читай!
Сеньор с длинными волосами с интересом глядел на Мартину.
- Читай, говорю тебе! -  Крикнул на него Грасо. - Кто там дальше по списку?
Урбано перевёл взгляд на книгу:
- Армандо. 
- Что за него дают?
- Двенадцать столовых приборов. Золотых.
- Ты их видел? Они существуют?
- Уже все забрал.
 Урбано  сделал запись в книге.
- Марчело!
- За него отдают торговую  лавку со всем барахлом.
- Вычеркиваем Марчело! 
-  Альваро. За него ничего не получим
Семья очень бедная, только  стены и то - чужие.
- Значит, составляет бумагу и подаем его преосвященству епископу, - посмеясь, говорил Грасо. - Бунтарь и мятежник Альваро. Вероятно катар.
- А ты бы хотел получить за него выкуп как за Марио?
- Да кто такой - этот Марио?
- Чёрт его знает! Все его ищут! Кто первый найдёт, тот и получит хороший куш!
- А давай мы с тобой продадим его за медный грош каким- нибудь циркачам и пусть его ищут синьоры! - Захохотал  Урбано. - Пока не сдохнут!
- Ха- ха! - Злобно передразнил его Грасо. - Не получится за медный грош! Кое- кто хочет оттяпать за него кусок короны!
Урбано изумленно присвистнул.
- А вот девченка рассказывает  про еще одного Марио. Этот который будет по счёту?
- Двадцать шестой! - Открывая  другую  книгу, объявил Грасо. - Так и запишем. Откуда он?
Остановив  на нем долгий взгляд, Мартина молчала.
- Где он живёт?  - Повторил вопрос Грасо.
- В Кудильеро.
- В Кудильеро? Но ты говорила  - в Комбарро!
- В Кудильеро, - повторила Мартина.
- Ты думаешь, я глухой? - Настаивал Грасо. - Ты прежде сказала - Комбаро! Я хорошо это слышал!
- Мне не известен Марио, - сказала она с расстановкой, сдерживая дрожь испуга. - Я не знаю о нем ничего! Спросите кого- то другого.
Перегнувшись к ней через стол,  Урбано и Грасо напряженно  слушали.
- Сумасшедшая? - Спросил Грасо.
- Не похоже.
- Хочет запутать! - Захохотал Грасо.
- Эй, видишь эту книгу?  Мы запишем твоего Марио! Мартина искоса глянула в книгу.  Поднеся руку ко лбу,  широким жестом, опрокинула на нее светильник. Листы, почернев,  занялись пламенем
- Чёрт! - Закричал Грасо, обжигаясь 
и гася огонь ладонями.
- Странное поведение! Другие выкладывали,  чего и не знали, а эта ... Хотела книгу поджечь? Я же все понял!
- Ты ей испанский сапог покажи.
- Не надо, - твёрдо сказал Грасо,  - а то ещё сдохнет от страха и мы не узнаем дороги. Укажешь дорогу! Вместе поедим! -  Крикнул он, оборачиваясь к Мартине и, уходя, собрав книги в охапку, угрожаюше вознес светильник над  ее головой:
- Так Комбаро или Кудильеро?
-  Кудильеро, - повторила Мартина.
 - Вы уже сдохли от скуки? - Кричал Грасо, ударяя кнутом по лошадям, запряженным в повозку. Рядом с Грасо сидела Мартина. Набросив на голову капюшон и плотно закутавшись в плащ, она затравленно оглядывалась по сторонам. Узкая улица, где едва помещалась повозка, и  дорога, вымощенная камнями, не представляли возможности для спасения. Хмурое серое небо будто затянутое пеленой, не наделяло  надеждой.
- Привяжи её к повозке! - Советовал Урбано.
- От меня не убежит! 
- Когда узнаешь где Марио, не беги, очертя голову, к доминиканцам! Сами с ним разберемся!
- Понятное дело!
Лошади побежали по мостовой, подгоняемые кнутом Грасо. Вертя головой по сторонам, Грасо ругал лошадей, людей, идущих по улицам, пасмурную погоду. Он правил к городским воротам. По левую сторону от Мартины голубой лентой блестнула река, зазвонили часы на башне,Грасо перекрестился. 
Им навстречу спешили люди с корзинами, звучала громкая речь, кто- то весело распевал.  Они ехали по дороге, ведущей к рынку. Проезжая торговый ряд, Грасо притормозил лошадей. 
- Ты ещё жив? - Приветствовал он знакомого  торговца, прячущегося от Грасо за развешанными на крючках мясными тушами.- Для тебя уже свита веревка! Эй, слышишь,  что говорю? 
Пытаясь заглянуть за прилавок, Грасо привстал с козёл. Лучшей возможности не было. Быстро спрыгнув с повозки, Мартина побежала вдоль торгового ряда, прячась за тюками и корзинами, выставленными для продажи. Не переводя дыхания, она добежала до ближайшего переулка и наугад   вошла в открытую дверь высокого серого здания. Это был городской трактир, на вывеске которого красовалось копье и блестела надпись " Фелис".
 Накинув на голову  капюшон и перекрестившись на образ Спасителя,  старый монах побрел к двери. Убогая келья едва освещалась солнечным светом,  который пробивался в окно, расположенным под потолком. Глаза монаха, привыкшие к полумраку, остановились на темном предмете,  прислоненном к стене - мешок не мешок,  либо ковёр, скрученный словно змея. Приняв его в обятия, он плечем надавил на дверь и она тут же открылась, однако на пороге возникла фигура в потертом плаще, подпоясанном грубой веревкой.
- Как поживает брат Северин? - Спросил монах у вошедшего.
Тот в свою очередь перекрестился:
- Вероятно, отдаст Богу душу быстрей, чем дождется исповеди.
- Чтоб этого не случилось, я немедленно иду к нему, - медоточивым голосом произнес монах и, протиснувшись в дверь с своей ношей, пошёл по темному коридору.
Миновав узкую лестницу, он поднялся почти под крышу и не сразу найдя дверь - низкую, полукруглую, - постоял ещё на пороге, не слышно шепча молитву, словно боялся войти.
Наконец, он робко вошёл в помещение. Казалось, что здесь царит ночь. Сквозь световое окно под потолком слабо сочился  свет, едва освещая комнату, в которой кроме стола и большой деревяной кровати, ничего не было. В тёмном углу под серым сукном лежал человек без движений. Периной служила ему солома. Поглядев на него, вошедший кашлянул, торопливо перекрестился.
- Брат Северин, - позвал он, -  как поживаете вы сегодня?
Ответом было молчание.
- Я пришёл  к вам сюда не для исповеди, - украдкой произнёс монах и, опустившись на табурет, стал перебирать свои четки. - У меня к вам есть поручение. Я должен кое- что сообщить. Пока вы ещё не умерли.
Он подождал с минуту, но кроме треска свечи, ничего более не услышал.
- Я могу говорить? Вы будете меня слушать?
- Говорите,- раздался наконец голос с такой натугой, словно гора сдвинулась с места.
- Ну вот и хорошо, - улыбнулся монах, - хорошо, что вы меня слышите! Это дело запутанное, я сам ничего не знаю. Мне известно только одно: весьма могущественные особы просят вас о какой- то услуге. Мне велено передать вам.
Человек в углу шевельнулся, голова его попала в луч света. Его  волосы сверкнули стальным блеском, морщины на лбу разгладились, большие тёмные глаза остановились на лице монаха.
- Силы мои истощились, жизнь покидает меня, -  с горькой усмешкой произнёс он.
- Ваш недуг не телесный, - возразил старец.
- Откуда вам знать?
Торопливо прочтя молитву, монах снова понурил голову.
- Мне велено передать, - упрямо повторил он.
- Вы выполнили поручение. А теперь скажите тем людям, что я умираю. Сколь ни был б велико их могущество, не властны они над жизнью и смертью, и не сравнятся они с мощью Господа - Единственному, кому принадлежат мои жизнь и  душа.
- Вы умирает, брат мой?
- Да.
- И хотите, чтоб я это передал, кому нужно?
- Да.
Неожиданно монах рассмеялся:
- Но я не умею лгать!
- Неужели? - Пробормотал Северин и, подумав, добавил, - а эта могущественная особа - это кто?
- Имени мне не назвали, но, - вместо ответа монах сложил руки ладонями внутрь и взор обратил к потолку, - понимаете?
- Нет.
- Тем не  менее, известие о вашей кончине было бы некоторым преувеличением.
-  Чео же вы от меня хотите?
- Вашего воскрешения.
- Хоть умереть бы дали спокойно! - Вздохнул Северин, вновь отворачиваясь от света и закрывая глаза.
- Скажите пожалуйста, брат мой: монах Северин и Альгеран де Вальенте - это одна и та же персона, не правда ли?
Тяжёлое молчание вдруг воцарилось в комнате. Не желая затягивать паузу, монах развернул полотно, которое он принёс, и металлический блеск на мгновенье ослепил его. Огромный тяжёлый меч выскользнул  из его рук и с грохотом упал на каменный пол.
- Мой меч! - Приподнявшись с кровати, изумленно произнёс Северин.
- Мне его принесли вчера ночью. Человек в чёрном. А эти вещи тоже ваши?
И снова раздался грохот: старец вытряхивал из мешка тунику,кольчугу, кинжал и стальные латы. Звон наполнил комнату. Всколыхнулось пламя свечи, тлеющей перед Распятием.
- Мои вещи! - Выдохнул умирающий.
Поднеся горящее пламя к тунике, монах произнёс:
- Сейчас я их буду сжигать!
- Вы с ума сошли! -  Вскричал Северин и, спрыгнув с кровати, подбежал к разбросанным на полу  вещам. - Я думал, все это исчезло! Давно, много лет назад!
Казалось, недуги оставили его. Он взял в руки меч:
- Я оставил его во дворце семнадцать лет назад!
- Миру не нужен монах Северин, - продолжал убеждать его гость с присущей ему монотонностью, - миру нужен Альгеран де Вальенте! Его ждут в Часовне. Отправляйтесь туда немедленно!
- Что ж! Может быть, это правильно! - Весело говорил Северин, жадно сжимая в ладони рукоять меча. Он вознёс меч над головой, любуясь сиянием  стали. Надев кольчугу, поверх монастырской рубахи, набросил на плечи плащ. 
 Оглядывая его, гость отступил от него на шаг. Теперь это был не монах, доживающий свои дни в тёмной убогой келье. Он видел  могучего рыцаря  с порывистыми движениями, с благородным лицом, на котором выделялись большие  выразительные глаза.
- Итак, воскрешение состоялось! - Весьма довольный произнёс старец.
Северин засмеялся:
- Альгеран де Вальенте воскрес!
Северин не любил голубей. Они убивали друг друга под его взглядом, когда он долгие годы из своего окна смотрел на монастырский двор. Теперь он шёл по дороге, ведущей в Часовню, разгоняя своими шагами голубиные стаи. Чёрный плащ, наброшенный на его плечи, раздувал порывистый ветер и сам он похож был на птицу, сулящую то ли смерть, то ли спасение.
Поднявшись по каменной лестнице, он быстро вошёл в Часовню. Монах в чёрной одежде ждал его возле окна.
- Брат Бонифаций, - сказал Северин, отбрасывая назад капюшон и перекрестившись на Образ, - мне сказали ...
- Да,  я вас ждал. Речь идёт об одной  просьбе. - Он украдкой глянул в окно, убедившись, что никто их не слышит. - Существует  человек, которого  зовут Марио. Ему восемнадцать лет. Его нужно найти! А это его портрет!
Тут только Северин заметил  в углу Часовни покрытый серою тканью холст. Резким движением Бонифаций сорвал ткань и Северин увидел портрет Марио: удивительно красивое лицо, бледное, будто светящееся изнутри, большие  грустные глаза, тёмные волосы, спадающие на плечи. Юноша в синем камзоле, расшитом голубыми топазами, гордо и задумчиво смотрел на Северина.
- Я где- то видел его!  - произнёс ошеломленный Северин, - как будто его лицо кажется мне знакомым!
- Может быть, - кратко ответил Бонифаций.
- Странно! - Жадно вглядываясь в портрет, продолжал говорить Северин, - где же я мог его видеть?
- Это не имеет значения. Ты должен его найти.
- Для чего? - Северин перевёл взгляд на Бонифацио. Он чувствовал, что решается его судьба.
- Чтобы спасти! Его хотят выкрасть! А может, уже выкрали ...
- Кто?
Бонифаций усмехнулся:
- Много желающих!
Северин перевёл дыхание:
- Стало быть, он в опасности?
- Конечно! - Бонифаций набросил ткань на портрет. - В  спасении этого Марио заинтересованы высокие сановники и спасти просили именно тебя! 
- Но почему эти  сановники сами не спасают Марио?
- Они опасаются предательства
 Как обнаружить то, что дорого? Это опасно. Найдутся такие, которые на этом сыграют. И  к тому же - он действительно исчез! Во- первых, его нужно найти, а во- вторых - спасти!
Северин задумался.
- Но я - не всемогущий!
- Когда понадобится помощь,  сообщи мне! И если  его  найдешь, награда твоя будет велика!
Он протянул Северину свёрток: 
- Это охранная грамота! 
- Но если я его найду, куда я должен его доставить?
Бонифаций чуть было не задохнулся, но удержавшись, холодно произнёс:
-  Тогда  - решим!
Северин вновь обернулся к портрету, но он был уже задернут тканью.
- Я не все понял.
- Вот ещё один знак!
Бонифаций протянул ему перстень и платок, расшитый голубыми топазами:
- Запомни: голубой топаз -это его камень! 
- Столько секретов! - Пробормотал Северин недовольный, готовясь уйти, но брат Бонифаций положил руку ему на плече и вдруг разразился смехом:
- Я отвечу тебе на один вопрос, хоть это и не дозволено: когда ты найдешь Марио, вези его прямо во дворец! В этом не будет ошибки!
Северин смотрел на него в упор,  строго, без улыбки. Подумав, он произнёс:
- Я покинул дворец только из- за того, что не понимаю намеков! Может, для меня это и плохо, но другим я быть не могу. Если есть, что сказать, говори прямо!
Но Бонифаций уже разглядывал мозаику на камине и молчал. Обождав ещё пару секунд, Северин решительным шагом вышел из Часовни.
Он пошёл наугад, не разбирая дороги, увлеченным звучанием мира - человеческой речью, уличным шумом, дребезжаньем колес. Много лет он  не видел весёлых лиц. Теперь уличная  суета, казалась ему наполненной смысла, праздношатайки, распевающие псалмы в чёрных рясах, подпоясанные веревками, торговцы цветов, прохожие вызывали в нем бурную радость. Северин оглядывался по сторонам, стараясь увидеть, услышать все, что являл ему этот день,  звучащий пением птиц, человеческими голосами и щедро залитый солнцем. Ему навстречу плыл колокольный звон. Ступая по неровным камням мостой, Северин увидел распахнутые ворота рынка и, пройдя сквозь торговый ряд,  оказался на его  площади. Здесь был установлен помост. На нем под одобрительный хохот толпы в бумажных коронах,  в пестрых  одеждах кувыркались и кричали актёры. Высоко воздевая руки, с большой высоты они  падали в кучу тряпья. Северин с отвращением отвел взгляд.
- Разбойники! - Кричали торговцы, недовольные их представлением. - Гнать вас отсюда надо! 
- Им герцог позволил!
- И герцога гнать!
 Возле помоста вертелся   факир в яркой красной одежде: на голове колпак,   длинный потертый плащ, в руках  - игральные карты.
- Погадай мне! - Сказал Северин, опустив монету в ладонь старика.
Исподлобья взглянув на него, факир недоверчиво засмеялся:
- А будет ли рыцарь доволен?
- Скажи правду!
Взметнув вверх колоду карт, факир с досадой поморщился:
- Пика! - Объявил он, протягивая Северину чёрную карту с изображением пики.
" Неужели не найду этого Марио?" - Подумал Северин, и прибавив шагу, завернул  в  ближайший переулок. Деревянные двери трактира, обитые бронзой и позолотой, были открыты настежь. Он быстро взбежал по лестнице вверх.
- Приветствую рыцаря! - Поклонился ему хозяин, - Такие люди, как вы, не часто сюда заходят!
Он суетливо накладывал снедь, угодливо улыбаясь, однако с некоторым опасением поглядывал на него.
За его спиной на стене блестела камея.  Проследив за взглядом Северина, трактирщик оглянулся:
- Это изображение королевы! 
- Знаю. Продай мне эту камею!
- Не могу! Сеньор оставил в залог! Может быть, ещё выкупит!
Северин присел возле окна за деревянный стол. Трактир наполнялся публикой - разномастной, весёлой, крикливой. Горожане, крестьяне, пришедшие из рынка, кузнецы в нарукавниках и в потертой одежде  рассаживались вокруг столов, приветствуя друг друга веселыми шутками. Из окна был виден собор Святого Петра, зелёные ветви деревьев заслоняли серое здание, расположенное напротив. Северин прислушивался к голосам, звучащим вокруг него, дивясь их  разнообразию, в которых звучала жизнь, заглохшая для него  на долгих семнадцать лет.
- Доминиканцы! - Услышал он крик.
 Хозяйка заплакал в голос, посетители бросились к окнам. 
 - Опять облава на катар!
- Обясните им кто- нибудь, что здесь нет катар! - С отчаяньем прокричал чей- то голос.
- Это все равно! - Крикнул в ответ трактирщик. - Если они хотят тебя убить, то ты - уже катар! Не отвертишься!
- Сдвигайте столы! Тащите мешки!  - Маленький человек  в кожаном сюртуке, ещё минуту назад спавший в углу трактира, взял на себя миссию лидера. В мгновенно возникшей панике он метался от стойки к двери:
- Хозяин, кипящее масло! Грей воду!
- Оставь, Джовани, мы не прорвемся, - лениво ответил толстяк,  но с шумом высыпал на пол все топоры и ножи, бывшие у него в кладовке. - Сейчас принесу дрова.
- Живей!
Грохот наполнил трактир. Люди бежали к двери, заставляли её столами, рубили скамейки, разобрали ножи.
- Хворост! Бросайте хворост! - Командовал ими Джовани, раздувая огонь в камине.
- Зачем тебе хворост?
- Продержится час, а после ...
- Что после?! - Рявкнул ему в лицо незнакомец. - Гореть в огне? Не хочу!
Он оттолкнул итальянца и ринулся к камину, пытаясь его затушить. Четверо крепких крестьян спешили к нему на помощь.
- Слушайте ! - Крикнул Джовани. - Держите напор,  рубите им головы!
- Они в шлемах! - Послышался ропот.
- Не все!
- Как рубить? Они ведь в железе!
- Как- нибудь!
Вооруженные топорами и палками, горожане припали к стенам, готовые отражать натиск рыцарей-доминиканцев.
Лишь один Северин не спешил к предстоящему бою. Он сидел на полу, опершись о стену  и с тревогой следил за тем, как исчезает дверь за нагроможденьем мешков. Он не страшился атаки. Охранная грамота, переданная ему Бонифацием, отклоняла любые препятствия на его пути.
Он поднялся и быстро прошёл к двери, как  вдруг его взгляд привлек подросток, прячущийся возле стойки. Квадратная шапка, натянутая на уши, длинное серое платье. Это была Мартина, озирающаяся  по сторонам с искаженным от страха  лицом. 
Вытащив из- под груды  вещей,  огромный пустой мешок, Северин подошёл к Мартине:
- Залезай поскорей!
Взглянув на него с вопросом, она мгновенно его поняла. 
Взвалив на плече мешок, в который забралась Мартина, Северин подошёл к двери.
- На помощь доминиканцам? - Забросали его вопросами.
- Так это же их лазутчик!
Но не посмели тронуть. Разобрав баррикаду, открыли дверь. На пороге, обернувшись к Джовани, Северин протянул ему кинжал с серебряной рукояткой:
- Держи! Пригодиться.
- Ты не веришь в наше спасение? - Грустно спросил Джовани, зажав в обеих руках отличный кинжал из толедский стали.
- Прости. Не верю. Я должен идти.
Рыцари-доминиканцы расступились перед Северином, образовав коридор, когда он с своей ношей покинул трактир и шёл быстрым шагом по улице. Завернув за ближайший дом, он опустил мешок. Ловко выбравшись из него, Мартина воззрилась на Северина с восхищением и любопытством.
- Иди в сторону рынка, там сейчас безопасно, - сказал ей Северин. Доминиканцев поблизости не было. Шум атаки их не достигал.
Обождав пару минут, пока проедет возница, преграждавший ему дорогу, Северин пошёл, не оглядываясь. 
Мартина смотрела ему вслед, но, не удержавшись, побежала за ним.
- Чего тебе? - Спросил Северин, остановившись и с удивлением взглянув на неё.
- Я не  знаю куда идти.
- Иди домой. Где ты живёшь?
- Далеко отсюда, в Комбарро
- Значит, найду извозчика и отправлю тебя в Комбарро.
Мартина отрицательно мотнула головой:
- Я не могу вернуться домой. За мною могут следить, не хочу наводить на след.
- Следить за тобой? - Спросил Северин насмешливо.
- Да, двое богатых сеньоров.
- Зачем же ты им нужна?
- Не я! Им нужен мой брат!
Северин опять усмехнулся:
 - Видишь ли, я тороплюсь.
Мартина поспешно кивнула:
- Вижу. Но что же мне делать?
- Ладно. - Решил он. - Иди за мной. А потом мы с тобой придумаем как уйти от твоих сеньоров!
Широкий каменный мост уводил к городским воротам, но Мартина и Северин спустились по его выступам вниз - к берегу реки. Здесь вдали друг от друга возвышались неуклюжие жилые строения, окруженные рощей деревьев.
- Куда мы идём? - Спросила Мартина.
- Куда приведёт дорога! - Беспечно ответил Северин.
- А где твой дом?
- В Париже. Но теперь я не знаю, существует ли он до сих пор.
- Да, Париж настолько далёк, что пешком до него не дойти! - Вздохнула Мартина.
- А если ты из Комбарро, то как ты здесь оказалась? И кто за тобой следит?
-  Сеньор Грасо! Меня прислали к нему  просить помощи. Моего брата ищет инквизиция! Но этот Грасо - сам инквизитор!
- Вот как! - Удивился Северин. -  Почему же вы  решили, что он - ваш благодетель?
- Мы не знали кто он такой! Он присылал нам деньги на содержание моего брата.
- Зачем?
- Не знаю. Так было положено!
-  Разве твой брат -  тебе не родной? - Помолчав, спросил Северин.
- Нет, не родной!
- А кто же его родители?
- Не знаю, нам не сказали! Его отдали нашей семье, когда он был ребёнком!
Северин засмеялся:
 - На содержание таких персон, как твой брат, деньги пересылаются через десятые руки! К тому же, этот ваш Грасо сам не знал кому он их шлёт! Имена в таких случаях не указывают потому, как держат в секрете!
Внезапный обвал камней преградил им дорогу. Взглянув вверх, Северин увидел двух  бегущих мужчин. Их догоняли всадники, мчащиеся по мосту. Беглецы спрыгнули вниз, зацепившись за каменный выступ, но   рыцари в белых плащах заслонили им путь к отступлению.
- Именем святой инквизиции! - Прокричал  чей- то громкий голос. Горожане с палками в руках пытались прорваться сквозь оцепление вооруженых мечами доминиканцев. В руках одного их них мелькнула тонкая сеть. Набросив её на преследуемых, доминиканцы поволокли их по земле.
- Сеть! - Простонал Северин, внезапно схватив себя за  горло.
 Рыцари их не заметили.  Всадники скрылись вдали, увлекая свою добычу.
Заслоненные каменным выступом, Мартина и Северин долго хранили молчанье.
 Северин сидел, не шевелясь, опустив голову, закрыв лицо руками.
- Что с тобой? - Спросила его Мартина. - Ты никогда не видел как убивают?
- Видел. Сам убивал. Но сеть!- Запрокинув голову,  он  глянул в небо. В чистом лазурном небе  таяли облака,  плывя навстречу друг другу, расстворяясь в серебрянной дымке. - Небеса молчат! Значит, им все равно!
Он ещё с минуту подумал и решительно произнёс:
- В этом городе очень опасно,  отсюда нельзя уходить! Искать его надо здесь!
 - Мне нужен весь этаж! - сказал Северин, когда они с Мартиной вошли под полукруглую арку  высокого здания,  в портиках которого белели
статуи древних богов.
- Этаж - это сильно сказано!  - Ответил ему хозяин гостиницы. - Всего лишь балкон и три комнаты. Заблудиться будет затруднительно!
В длинной синей тунике, спадающей до пола и схваченной белым поясом, он с удивлением посмотрел на Северина:
- Впервые такое вижу: кочующий рыцарь с ребёнком!
- Я не ребенок! - Обиделась Мартина. - Мне семнадцать лет!
Хозяин гостиницы засмеялся. Проводив Мартину и Северина  пристальным взглядом, он взмахнул широким рукавом  своей туники в их направлении и сказал  посетителям, заполнившим зал:
- Их можно не опасаться!
Гостиничный двор напоминал муравейник: монахи, крестьяне, рабочие сновали по лестницам и этажам, перенося мебель и сундуки, нагружая ими телеги.
- Что они делают? - Спросила Мартина.
- Не знаю, - безразлично отозвался Северин.
- Это странно. Разве гостиница перезжает в другое место?
- Какое мне дело!
Заглядывая в окно, Мартина прищурилась, стараясь лучше увидеть поклажу, груженную на телегах.
- Огромные сундуки! И обрати внимание: все, кто их тащат, схожи друг с другом!  Все светловолосые! Это не может быть простым совпадением! Иди и сам посмотри!
Северин не слушал Мартину. На его левой руке сиял голубой топаз - странный таинственный знак, необходимый при поиске Марио. Теперь, когда он пил вино, голубой топаз побуждал его к злословью.
- Больше похоже на балаган, - спорил он сам с собой, - тайные встречи, знаки, топазы ...
- Ага! - Насторожилась Мартина. - Некоторые вооружены!  Они все состоят в родстве? Такого не может быть. Их что- то объединяет! Общие интересы? А может какая- то тайна!
- Я ненавижу тайны! - Вдруг с чувством сказал Северин, положив руку на сердце. - Если мир справедлив и чист, то какая надобность в тайнах? Тогда и скрывать нечего!
- А может наоборот: мир настолько ужасен, что для защиты чего- нибудь лучшего необходима тайна?
" Марио!" - Подумал Северин. - " Для защиты чего- нибудь лучшего нужно найти Марио!"
- А как зовут твоего брата? - Спросил Северин, припомнив рассказ Мартины о происках Грасо. - Сколько ему лет?
- Восемнадцать. Его зовут Марио.
- А как он выглядит?
Мартина  высоко подняла над собой руку:
- Он высокий и очень красивый! Тёмные волосы до плеч и глаза ...  тоже красивые!
- Какого цвета?
- Темные, как твои!
- Так, так, - пробормотал Северин, узнавая в описании Мартины увиденный им портрет, - ещё что- нибудь есть - что- то особенное?
 Она без слов подошла к столу и расстелила  на нем платок, по углам которого сверкали голубые топазы. Северин ахнул и извлек из рукава своей туники точно такой же платок:
- Значит, мы с тобою спасаем одного и того же Марио!
Быстро  поднявшись по  лестнице Ратуши, Северин приблизился к мраморному столу, стоявшему на возвышении и заставленному книгами в золоченых застежках. Сидящий за столом коррехидор поднял на Северина скучающий взгляд.
- Что вам угодно? - Произнёс он с натугой.
- Дайте мне список всех арестованных за последние несколько дней! - Ответил Северин, изучающе глядя на коррехидора. Его белый матовый плащ стелился по полу, а золотые перстни на маленьких цепких руках  сияли как солнечные лучи
- Вас интересуют катары? 
- Да.
Коррехидор опустил глаза, затем снова поднял их на Северина:
- На каком основании? Кто вы такой? Почему мы должны перед вами отчитываться?
Положив на стол охранную грамоту, Северин напряженно ждал.
- Если вы имеете заслуги перед французской короной, то и ступайте во владения  Франции! - Прочтя содержание грамоты, объявил коррехидор.
- Однако же орден  Доминиканцев действует и за её пределами!
- Хорошо. Кто вас интересует?
- Это секрет. Дайте список!
Коррехид протянул ему книгу и указал страницу:
- Их тридцать. Вы их всех сможете увидеть на площади! В весьма скором времени!
Северин бегло прочёл имена. Среди них не было Марио.
- Что? Нет? - Обрадовался коррехидор. - Счастливого вам пути!
 В полукруглом окне угасал закат.  Мозаику на полу залило  розовым светом, она постепенно  темнела, расстворяясь  в густой тени. 
- Почему люди не бессмертны? -  Грусто спросила Мартина - Почему мы непременно умрем? 
 - Чтоб освободить место другим! Тем, кто придёт после нас! 
- Но будут ли они лучше нас?
Погруженный в свои размышления, Северин смотрел в пламя камина:
- Будем на это надеяться! -  Проникновенно сказал он.
- Почему ты тогда не помог  этим двоим ...  на мосту?
- Это было бессмысленно! Мы бы тоже угодили в ловушку в случае поражения. А точнее - ты! Меня бы они не забрали.
- Так ты из-за меня? - Удивилась Мартина.
- Конечно!
- Да, ловушки ...  Зачем они убивают? Что им нужно? Когда это прекратиться?
- Не знаю.
 Сидя на каменном полу, опершись о стену,  Мартина украдкой и задумчиво смотрела на Северина. На его лицо падали отблески огня, отчего взгляд его больших тёмных глаз казался  ещё более бархатным, короткие волосы отливали серебром, а крупные правильные  черты  лица напоминали ей изваяния королей, которые она  видела в Ратуше. 
Перехватив её взгляд, Северин нахмурился:
- Ты знаешь, что в Комбарро и  в Кудильеро  вошли доминиканцы? 
- Это очень плохо, - безразлично ответила Мартина.
- Но возможно, Марио скрылся ещё до их вторжения, ведь это  можно было предугадать!
- Да, об этом много говорили. Доминиканцы дежурили на дорогах.
-  И если он скрылся ... Только если кто- то другой предложил ему помощь. А кто он - друг или враг?  Тот, кто помог ему скрыться, безусловно знает о нем все! Иначе не стал бы так рисковать! И это наводит меня на мысль, что этот кто- то - скорее враг! Даже мне Бонифаций не все рассказал о Марио!
- Скажи, Северин, ты кого- нибудь любишь? - Неожиданно спросила Мартина.
- Не твоё дело.
- У тебя нет любимой?
- Есть.- Подумав, сказал Северин.
- Тогда где же она? - Оглянулась Мартина, как будто любимая Северина могла прятаться в камине или в сундуке. В комнате больше ничего не было.
- Я не видел её семнадцать лет,-  грустно  произнёс Северин.
- Семнадцать лет - это очень много! Но почему же ты не женишься, если любишь?
 - У неё есть супруг.
- Супруг? Почему ты его не убьешь? 
И словно полководец, поднявшись во весь рост, воскликнула:
- Убей его!
- Твои понятия совсем дикие! - Рассердился Северин.  - Убить! Мне в страшном сне не приснится!
-   Да кто же он  такой?
- Тебе исповедоваться не собираюсь! - Набросив на плечи плащ,  Северин затянул застёжку на вороте. -  Тоже мне - Папа нашелся! Я иду к перекрестку. Бонифаций подал  мне знак, что  есть о Марио новости. Потому я и думаю, что он скрылся!
- Возьми и меня с собой!
- Нет. Кочующий  рыцарь с ребёнком не вызывает доверия.
Уже уходя, остановился в дверях. Бросил на стол кошель:
- Это деньги. Их много. Сумеешь сберечь?
Когда стихли его шаги,   накинув на голову капюшон, Мартина выбежала на улицу.
Она шла в отдаленьи от Северина, держась  от него на таком  расстоянии, чтобы быть им не замеченной. Петляя по узким улочкам, Мартина глядела вдаль, не упуская из вида рыцаря в черном плаще, от   шагов которого казалось вздрагивала мостовая.
Вот он повернул направо и  остановился на перекрестке. Над его головой простиралось небо такое же чёрное, как и его плащ,  в тусклом сияньи луны поблескивал стальной меч. 
Прильнув к стене дома,  Мартина увидела, как отряд из двенадцати всадников неожиданно выехал на дорогу и,  вмиг окружив Северина, атаковал его. 
- Всадники против пешего! -  Крикнула Мартина, выходя из своего укрытия.
Северин выхватил меч, нанося удар за ударом по лошадям и наездникам. Трое из нападающих были им сброшены вниз.
 Страх холоднее стали пронзил душу Мартины. Над головой Северина  блестнув, пролетела молния. Подбегая поближе к площади, она услышала звон оброненного им меча.  Тяжело и неотвратимо Северин оседал на землю.
 Проделав галопом круг, всадники покинули площадь, увозя  с собой сраженного рыцаря  в лабиринт ночных  лиц.
Побежав за ними вдогонку, Мартина остановилась. Их путь оказался не долгим - одноэтажное здание с раскрытыми настежь воротами словно какое чудовище поглотило отряд
всадников. Не решаясь уйти, Мартина смотрела им вслед. В ночной тишине гулко и угрожающее зазвонил колокол, прохожих поблизости не было,  ветер гонял по улице опавшие листья деревьев.
Всадники вскоре вернулись. Пронесясь мимо Мартины и не заметив её,  видением скрылись из глаз.
Подбежав к закрытым воротам, Мартина взглянула вверх.  Над ними чернела решетка. Зацепившись за каменный выступ и наступив на замок, Мартина смогла дотянуться к железным прутьями решётки. Они оказались не частыми, рыцарь  бы не протиснулся, но Мартина прошла между  прутьями, не прилагая усилий. Она легко прыгнула вниз, оказавшись в пустом здании. Сквозь световое окно слабо сочился свет. Каменный коридор обдавал пронзительным холодом. Пройдя по его периметру, она внезапно споткнулась. Она поняла, что стоит на железных дверях  подвала. Окрыленная этим  открытием, Мартина   вернулась на улицу и что было сил помчалась к далекой рыночной площади. 
 
- Мне нужен меч и кинжал!
Сказала Мартина, войдя в торговую лавку. Перед ней на прилавке матовым блеском сияли кольчуги и панцыри, поножи и мечи.
-Тебе? - Удивился кузнец.
- Да, меня прислал брат. Он заболел и не может придти!
Кузнец подозрительно прищурился:
- Брат прислал, заболел? 
Зачерпнув горсть монет из кошеля, Мартина не глядя, положила их на прилавок.
- Я вижу, твой брат тяжело болен! -  Сказал он, сгребая монеты. - Бедняга! Что ж! Выбери для него то, что ему по руке!
Мартина  оглядела доспехи:
- Я не знаю. Выбери сам!
И заверни в ковёр!
Кузнец, усмехаясь, смотрел на мечи:
- А как ты его дотащишь?
Затем, подняв голову, встретился взглядом с Мартиной. Он снова насторожился. 
Положив на прилавок кошель, доверху набитый монетой, Мартина с силой проговорила:
 - Сломай  дверь и решетку! Эти деньги будет твоими!
- Какая ещё  решетка? 
- В одном доме. Я укажу!
- Чтобы меня повесили?
- Это обычный дом! Там нет укреплений!
Он с сомнением смотрел на монеты.
- Ты сможешь купить новую кузнецу! - Убеждала его Мартина.
- Нет, - медленно произнёс он. - Цена этому - жизнь!
- Не такое теперь время, чтобы дорожить своей жизнью! Ведь если ты - катар, тебя все равно повесят!
- Я - не катар! - Испуганно возразил кузнец.
- Разве - нет? - Глядя ему в глаза,  тихо и вкрадчиво  произнесла Мартина.  Он с удивлением вгляделся в неё: узкое лицо с не развитыми чертами, на котором поблескивали зелёные глаза. Да только такая отвага сияла в этих глазах,  необоримая сила, предшествующая смерти!
- Уходи! - Затравленно произнес он.
- Я уйду и вернусь с рыцарем в белом плаще! - Твёрдо сказала Мартина. - А затем ты будешь гореть на площади Сант Пере! 
Мартина перекрестилась:
 - Ценою собственной жизни я погублю тебя!
- Я первый могу обратиться к рыцарю в белом плаще! - Словно выплыв из омута сна, воскликнул кузнец. -  Ты просишь сломать решетку!
- Попробуй! Часто доносчик гибнет вместе со своей жертвой! Мне показалось, что ты к этому не готов!
Обведя взглядом кузнецу и направляясь к двери,  Мартина решительно произнесла: 
- На площади  Сант Пере мы будем вместе гореть!
- Подожди! - Крикнул ей вслед кузнец. - Чёрт с тобой! Где этот дом?
 
 Переулок был пуст. Прохожие, подгоняемые непогодой, спешили скрыться от ливня, низвергающегося с небес бесконечным холодным потоком.
- Нам повезло! - Сказала Мартина. - Поблизости нет никого!
- Лучше дождаться ночи! - Оглядывая ворота, проговорил кузнец. - Работы здесь будет немного, но если ударить кувалдой, то звон привлечет внимание!
- Сейчас на башне пробьет ровно десять часов! Если звон совпадет  с  часами ...
- Чёрт бы вас всех забрал! - С досадой ругался кузнец, взбираясь вверх по воротам. - Знать бы кто вы такие! И что вам здесь нужно!
Он легко нажал на решетку, тонкие прутья прогнулись. 
Спрыгнув за ним, Мартина указала ему железную дверь подвала. Тяжёлый замок был взломан одним ударом ключа.
- Северин! - Позвала Мартина, отодвигая дверь.
- Я здесь! - Откликнулся он.
Увидев перед собой рыцаря, возникшего из темноты, кузнец в изумленьи воскликнул:
- Ну конечно! Я так и думал!
Они шли по  тропе, уводящей вглубь леса, прислушиваясь к голосам птиц, к шороху листьев, падающих с деревьев, к звучанью своих шагов. Ливень давно прекратился,  заходящее солнце краснело вдали огненным матовым шаром, словно  маяк, указывая дорогу. Ночь надвигалась густою тьмой, пугая зловещим хохотом сов, отдаленным скрипом ветвей - человек или зверь, или ветер гулял по лесным чущобам.
- Здесь могут быть разбойники! - Сказала Мартина. 
- Большего разбойника, чем Бонифаций мы уже не встретим! - Засмеялся Северин. Он глянул в небо: не единого светлого облака не плыло над их головами, луна ещё не всходила.
- Почему он предал тебя?
- Наверное, Марио выкраден. А с теми, кто его выкрал,  Бонифаций договорился и решил меня устранить!
- Похоже, что так, - согласилась Мартина.
- Нам нужно найти дорогу. Назад возвращаться нельзя!
Они вглядывались в темноту, ступая  почти наугад.
- Опасно, - сказала Мартина, - и в городе, и в лесу. Быть может, в других городах ... Если ты служил при французском дворе, то зачем ты сюда приехал? 
- Я родился здесь,  в Альмерии.
Впереди послышался треск и чей- то лёгкий  прыжок. Вспыхнул заженный факел. Трое людей в плащах, вооружённых мечами преградили им путь.
- Хозяин гостиницы! - Воскликнула Мартина, узнав одного из них.
- Это не они. Это рыцарь! - С досадой крикнул разбойник.
- Доминиканец? - Послышался голос, далекий, будто с небес.
- Нет.
- А жаль!
- Извините, ошиблись! -   Засмеявшись, произнёс хозяин гостиницы.  - Очищаем лес от тварей двуногих - циркачей и актёров. Когда инквизиции нужно спрятать концы в воду, она не гнушается их услугами! И все- таки: что вам здесь нужно?
- Ищем дорогу из города, - проговорил Северин.
- Безопасных дорог здесь нет! Их никогда и не будет!
- Но это  - смотря для кого! - Вмешался другой разбойник, опершись рукой о меч. - Но точно, что не для нас! Эй, Каэтано! -  Крикнул он в небо. - Проводи к де Парейю!
Спрыгнув с дерева, Каэтано с досадой глянул на Северина:
- Ждали  мы не тебя! 
Пещера, занавешанная коврами, заставленная дорогой мебелью освещалась  двумя факелами. В её глубине в тени размещалось высокое кресло с серебряными подлокотниками. Возле него стоял рыцарь в серой тунике, перепоясанный мечом. Увидев Мартину и Северина, он первым приблизился к ним:
- Моё имя - Раймонд де Парейль! Прятаться смысла нет. Мы не всякому открываем своё настоящее имя, тем более - все дороги охраняются только нами!
- Моё имя - Северин, я известен как Альгеран де Вальенте. - Произнёс Северин, осматриваясь. Рядом с троном на возвышении он увидел огромный   меч в золоченных ножнах.
 - Вот как! -  Взглянув на него внимательней, воскликнул рыцарь в тунике. - Если правда, что о тебе говорят, то ты нас не выдашь!
- Конечно же нет!
- Почему вы здесь оказались? Что вам надо в этом лесу?
- Мы ищем, - сказал  Северин, и мгновенье подумав, решился:
- Ищем Марио!
- Кто он такой?
- Я много о нем не знаю. Ему восемнадцать лет. Он украден, за него будут требовать выкуп. Я должен его найти! 
Де Парейль усмехнулся:
- Тебя завела дорога в совершенно обратную сторону! Здесь ты его не найдешь! Марио нет среди нас!
- Но кто вы ?
- Нас называют катарами, но мы альбигойцы!
- Катары! - Удивилась Мартина. - Мы никогда их не видели!
- Видели! - Засмеялся де Парейль, - нынче  - все  альбигойцы! Тайные или явные!
- Значит, дороги здесь перекрыты?  - Спросил Северин.
- Конечно! Иначе нельзя! Инквизиция не ослабит хватку! Тот, кто не хочет ходить с веревкой на шее, должен взяться за меч! Он тоже так говорил и завещал это нам!
- Кто?
- Радамир! Мир нуждается в исцелении! Радамир был великим врачем и говорил о свободе!
- Свобода! - Повторил Северин задумчиво. - Один уже был такой, и в итоге - шесть тысяч распятых.
- И с Радамиром так поступили, но ...  Тем более  - другого пути нет! Те кто знали его, утверждают, что от него исходило сияние! В его руках был меч, и ложью было бы отрицаеть это!
- От меня не исходит сияния, - сказал Северин. - Но я видел однажды как набросили сеть! Если этому можно что- то противопоставить ...
- Радамир сын Рода небесного - наш истинный Бог! - Вдохновенно провозгласил де Парейль.
В густом тумане догорал  костер, затухало пламя под каплями дождя, скатывающихся с ветвей деревьев. Под ногами скрипели сухие ветки.
Дозорные спали, укрывшись плащами на траве. Осторожно их обойдя, Северин приблизился к пещере де Парейля. Раннее утро обдавало холодом, слышались голоса птиц.
- Что случилось? - Спросил Северин. - Ты велел меня разбудить!
- Случилось, - сказал де Парейль, указывая куда-то вдаль, -  нами замечен отряд, они везут пленника, а я вспомнил, что ты ищешь какого- то Марио! Быть может, это он! 
- Его удалось увидеть?
- Да. По виду лет восемнадцать.
Северин оглянулся:
- Где он?
- От нас недалеко!
- Сильный отряд?
- В сто человек! Двадцать рыцарей, остальные лучники.
- Откуда они?
- Разный сброд. Но есть среди них и британцы! Странно! Причём тут британцы?
- Притом, что за Марио хотят выкуп! Возможно целую область ...
Глаза де Парейля блестнули гневом:
- Уж не зарятся ли на Лангедок? Но Лангедок никто не отдаст! Нет! - Воскликнул он, сжав рукоять меча.
- Быть может, - подумав, сказал Северин, -  я сумею выкрасть Марио!
- Когда? Если они отвезут его в крепость, то выкрасть его ты уже не сможешь!
- Пусть твои люди укажут мне где находится этот отряд!  - Сказал Северин, собираясь уйти.
- Подожди! - Остановил его де Парейль. - Ты сам ничего не сможешь!Насколько тебе это нужно?
- Я должен спасти Марио! В этом состоит моя миссия!
- Жалко мальчишку! - Раздумывая,  сказал де Парейль. - Я видел его, когда они сюда везли его. Удивительно красивый!
Северин решился:
- Помоги мне его спасти!  Когда все закончится, я к вам вернусь! Отныне я буду с вами!
- Хорошо, - сказал де Парейль. -  Ты нам нужен! Нам дорог каждый человек. Я запомню наш договор! В крепости Монсегюр  собираются все катары - рыцари и не только. Это наш тыл. Если нас оттеснят с других территорий ... Приходи в крепость Монсегюр!
- Приду, - сказал Северин.
- Если сумеем перехватить, что дальше делать?
- Везти его во дворец!
- Во дворец!  Уже и во дворце установлена виселица для катар?
- Нет, это безопасно. В спасении Марио заинтересована корона.
- Оказывать услуги короне? - С сомнением  произнес де Парейль.
- Это исключительный случай!
Он прошёл в пещеру, вход которой был занавешен пологом.
- Мартина! -  Сказал Северин. - Ступай во дворец и жди меня там! Альбигойцы укажут дорогу! Здесь будет сражение!
- Я не оставлю тебя! -  Упрямо воскликнула Мартина, со страхом глядя на Северина.
- Здесь тебе скрыться негде. Мы потеряем друг друга. Если альбигойцев оттеснят, то эти пещеры будут захвачены!Уходи!
- Но как же ты без меня узнаешь Марио?
- Узнаю. Его видел Раймонд де Парейль.
- Что вы намерены предпринять? - Спросил Северин, с интересом наблюдая действия де Парейля. Пятьдесят вооруженных всадников с заженными факелами отехали далеко в сторону и скрылись из глаз. Ярким костром светилось в ночи живое ревущее пламя.
- Всех,  кто уцелеет, загоним  в волчьи ямы, они давно ждут гостей!-   Гарцуя на лошади, ответил де Парейль. - Вытесним огнём, как обычно!
- Огонь привлечёт внимание!
-  Для того мы его и зажгли! Они поедут в обратную сторону и угодят в ловушку! 
- Главное - не упустить Марио!
- Он едет в крытом фургоне!
Подав знак, де Парейль с Северином примкнули к отряду рыцарей. Тишину нарушали шелест ветра в ветвях деревьев и  перекличка сов.
Вскоре послышался топот копыт, грубые голоса. Медленно приближался отряд, наступая на камни, на ветки, разбросанные на пути. В высоких кожанных сапогах шли впереди лучники, ослепленные темнотой. За ними ехал  фургон, окруженный людьми в доспехах.
Дав им возможность пройти, альбигойцы их взяли в кольцо. Де Парейль подал знак к атаке.
- Катары! - Раздался крик ужаса.
Звону мечей вторила брань атакованного отряда.  Слово " катары" проклятьем разносилось над головами. Градом летели стрелы, лавина огня обрушилась и приближалась к фургону. Стремясь захватить фургон, Северин  оттеснял рыцарей, одновременно препятствуя наступлению  огня.
Преградив собою дорогу, он звал по имени Марио, но в темноте и в грохоте он не слышал ответа. Фургон перевернулся. Враги рубили наотмаш, не глядя по каркасу и ткани. Пронзив одного из них, Северин сорвал крышу фургона и увидел Марио,  раненного, без движений. Он не успел заметить, что битва уже завершилась. Альбигойцы тушили костры, подбирали мечи и стрелы.
- Парейль! - Позвал Северин, -  Мы нашли его! Но он ранен!
- Он ранен! - Повторила Мартина, возникнув из темноты и  заглядывая в лицо Марио.
- Ты все- таки здесь! - Удивился Северин.
Марио лежал навзнич, не откликаясь на зов. На правом  плече зияла рана, пропитав кровью тунику. В разметавшихся волосах  чернела кровь. Однако надежда на жизнь теплилась в едва уловимом дыхании. 
- Успеем ли довести до Парижа? - Спросил де Парейль,  взглянув на него.
Погруженный на носилки Марио, по-прежнему не шевелился. Рядом с ним на повозке сидела Мартина, прислушиваясь к его дыханию, согревая в своих ладонях его холодную руку. Альбигойцы ехали медленно по скрытым лесным дорогам. Всходило жаркое солнце, наделяя красками день, будто приветствуя их победу в  разросшейся зелени, в ярких диких цветах.
На распутье они остановились.
- С той стороны приближается кортеж!  - Предупредили  дозорные.
- Кто такие? - Нахмурился де Парейль.
- Неизвестно!
- Отходите назад, я один их встречу! -  Сказал Северин, выезжая вперёд.
Он очень быстро вернулся.
- Марио - сын королевы! - Объявил он, не скрывая досаду.
- Это все, что они сказали? Что из этого следует?
- Королева прислала кортеж, чтоб сопровождать Марио! 
- Значит, мы вам не нужны!- Сказал де Парейль, подав знак отходить.
- Я помню наш договор! - Разворачивая  к нему лошадь  крикнул Северин. - Я к вам вернусь!
Королевский кортеж был полон придворных. Окружив заботою Марио, они  приветствовали Северина и  тотчас о нем забыли. Теперь Марио везли лошади украшенные позолотой.
Не отвечая на улыбки, сторонясь разговоров,
Северин ехал в отдалении.
- Почему ты грустишь?- Вглядевшись в его лицо, спросила Мартина, - ведь Марио жив!
- Конечно!
- И он - сын королевы!
- Вот это меня и огорчает! - Пробормотал Северин.
Кортеж на время остановился. Голоса рыцарей и придворных разносились по лесу. Стало известно о том, что Марио открыл глаза.
- Он действительно похож на Альгерана де Вальенте! - Произнес чей- то громкий голос!
- Дети похоже на своих родителей!  Особенно - на воскресших!
Услышав эти слова, Северин приблизился к Марио. На лице раненного проступил румянец, приоткрыв глаза,  Марио смотрел в небо.
- Какой же он прекрасный! - Произнёс Северин, целуя его.
- Не исчезай теперь! Говорила королева.-  Останься во дворце! Пусть снова украсит двор блистательный  рыцарь Альгенар де Вальенте,  которого мы не видели семнадцать лет!
- Меня ждут, - с грустью сказал Северин, - я должен быть в крепости Монсегюр.
- Крепость Монсегюр? - Испуганно спросила  королева, приподнимаясь с кресел. -  Лангедок! Это область катар! Там их убежище. Не надолго. Что тебя с ними объединяет?
- Я обещал к ним вернуться! Это мой долг за спасение Марио!
- Катары! - Ошеломленно произнесла королева,  глядя на Северина глазами, полными ужаса. - Уже и ты попался в их сети?
- Да нет же, - устало произнёс Северин, - сети как раз в руках инквизиции.
Она в замешательстве прошлась по зале, сжимая кулаки, заламывая руки.
- Катары утверждают, что им известна какая- то правда! Но какой бы она ни была, о ней никто никогда не узнает! Их уничтожат, а правда их будет заменена такой чудовищной ложью, какой мир ещё не видел! Они непокорны! Любой, кто перейдёт на их сторону, будет побежден! Они не удержат своих территорий, книги их будут сожжены, а учителя убиты. Их ожидает забвение и обман Понимаешь? Большой обман! - Повторила она,
приблизив свои глаза к глазам Северина. - И никто никогда не узнает правды! Им никогда не добиться победы! Двое из военачальников подкуплены.
- Как зовут предателей?
- Нет, не скажу. Катары должны быть уничтожены! Мы подождем, когда они в попытке отчаянного сопротивления стянут все свои силы! Наш человек, выполняя свою миссию, приведёт к ним отряд галов. И, когда ловушка захлопнется, мы им дадим неделю, мы им позволим одержать ряд побед. Крепость будет захвачена через неделю от начала сопротивления! И разрушена! А люди ... Ты понимаешь, что с ними будет?! - Крикнула королева.
- Понимаю, - кивнул Северин.
- И ты пойдешь к ним?
Северин молчал.
- Ты - лучшее, что я видела в жизни! -  Заплакала королева, комкая в руке платок. Теперь она казалась маленькой и беспомощной. Под серым бархатом, расшитом цветами, содрогались хрупкие плечи:
- Корона - тяжёлая ноша! Я так на тебя надеялась!
- Если любишь меня, назови имена предателей! - Холодно произнёс Северин. - Дай возможность уйти катарам до падения крепости! Останови эту бойню!
Утирая слёзы, королева плакала, глядя на Северина.
- Не иди к ним! - Повторяла она, будто слова заклинания.  - Не иди!
- Я останусь, если штурма не будет.
Королева хотела ответить, но её сотрясали рыдания.
- Ты со мной торгуешься?  - Наконец спросила она.
- Да.
Королева задумалась.
- Тогда я должна пойти против всех - духовенства и всей инквизиции?
- Да, - повторил Северин.
- Меня никто не поймёт. Это будет похоже на предательство.
- Да, - твердил Северин, уставившись в огонь камина.
- У меня на это не хватит сил! - Воскликнула королева, с отчаяньем хватая его за руки.
Северин отступил на шаг.
- Моё время ушло, - произнес он вполголоса, - мне ничего здесь не нужно!
Он вышел из залы, безжалостно наступая на мозаику пола, на которой были изображены тонкие стебли цветов.
Из тени коридора ему навстречу вышла Мартина.
- Я знаю куда ты идешь, - сказала она. - Возьми меня с собой!
- Зачем? Ведь ты нашла Марио. Останешься во дворце, будешь придворной дамой.
Мартина горько рассмеялась.
- Крепость будет захвачена через неделю, - убеждал её Северин
- Я все слышала, Северин!
- Мы все погибнем в огне ... в лучшем случае.
- А в худшем?
- Для меня хуже смерти знать, что ты попадешь в плен!
- Но ты ведь этого не допустишь! В крепости  высокие стены,  там есть огонь и у тебя есть кинжал!
- Ладно, - согласился Северин и взял Мартину за руку, - пойдём!
Они прошли коридор, в сумерках которого грозно возвышались изваяния королей и рыцарей в шлемах. Затмевая солнечный свет,  в полукруглые окна врезались острые стебли растений.
Держась за руки, Мартина и Северин  спустились  во двор. Возле ворот их ждал возница.
- Куда вас везти? - Спросил он Северина.
- В крепость Монсегюр!

Перед ними открылись ворота. Повозка двинулась с места. Не торопясь, лошади набирали темп. Преодолевая крутую дорогу, они уходили вверх навсегда. И вскоре их очертания скрылись из глаз, расстаяв в облаке пыли


4


Источник | Адрес этой страницы:



Расскажи в социальных сетях:


Нравится
Комментариев: (0), Опубликовал: lerine, Просмотров: 1233
Какие эмоции у вас вызвала публикация? (УКАЖИТЕ НЕ БОЛЕЕ ДВУХ ВАРИАНТОВ)
Возмущение Грусть Надежда Одобрение Отчаяние Радость Смех Страх Стыд Удивление Удовлетворение

Вы читали НАЙТИ МАРИО

Предлагаем также ознакомиться с похожими материалами:
Самые читаемые материалы
Самые обсуждаемые материалы
Свернуть блок
Свернуть рекламу

Все новости | Новость НАЙТИ МАРИО была опубликована в Авторское, Вера, Блоги 12 ноября 2017! Читайте свежие Русские Новости Славян на Мидгард.Инфо !
Свернуть блок
Свернуть комментарии



  • Вконтакте
  • Facebook

Информация

Важная информация для новых (не зарегистрированных) посетителей

Если вы впервые на сайте то вам необходимо:


Если ранее вы были зарегистрированы в социальных сервисах то вам необходимо:


Если вы зарегистрированы на сайте то: